Журнал, справочная система и сервисы
№7
Апрель

В свежем «Главбухе»

Верно ли вы считаете зарплату и пособия

Подписка
3 месяца подписки в подарок!
№7

Какие уголовные дела по налоговым преступлениям ФНС рекомендовала изучать подчиненным

26 декабря 2014 934 просмотра

Печатная версия
Электронный журнал

Разберем одно из внутренних писем ФНС, где перечислены уголовные дела по налоговым преступления. В основном они связаны с использованием однодневок, неуплатой налогов и сокрытием имущества, за счет которого налоги могут быть взысканы.

Целью обзора является улучшение взаимопонимания инспекторов, непосредственно выявляющих нарушения в ходе проверок, с сотрудниками Следственного комитета. Уголовные дела рекомендованы инспекторам для изучения доказательств, которые позволяют успешно расследовать налоговые преступления.

В сопроводительном письме ФНС обращает внимание на четкость обоснований привлечения к уголовной ответственности, которые содержатся в копиях приговоров судов. И рекомендует использовать этот опыт для обжалования отказов следственных органов и органов внутренних дел в возбуждении уголовных дел.

Для налогоплательщиков данный обзор ФНС может представлять интерес и по другой причине. Все уголовные дела по налоговым преступлениям, предложенные для изучения, не закончились реальным сроком для обвиняемых. Несмотря на то, что вина их была доказана. Разберемся, что же легло в основу обвинения и какие аргументы помогли смягчить наказание.

Попытка избежать банкротства

У компании-налогоплательщика возникла задолженность по НДС на сумму 3507 тыс. рублей. Налоговая инспекция направила несколько требований об уплате налога, а также выставила инкассо по счетам компании. Зная об этом, директор компании, он же ее учредитель, предпринял меры, чтобы деньги на расчетные счета не попадали. Для этого использовались традиционные в таких случаях способы. Дебиторская задолженность переуступалась третьим лицам, которые плату по цессии перечисляли на счета кредиторов компании. Должникам направлялись письма с просьбами направить платежи не на счета, указанные в договорах, а по иным реквизитам. При этом также указывались реквизиты кредиторов компании. Некоторые из расчетов осуществлялись через кассу завода.

В судебном заседании обвинение досконально рассчитало все суммы, которые прошли мимо расчетных счетов. Скрупулезность поражает – учтен даже платеж на сумму 900 рублей. В целом на инкассированные счета не поступило 4381 тыс. рублей. Из чего инспекция сделала вывод, что компания могла бы погасить долг по НДС, если бы не предпринятые директором меры. А значит, следствие сочло возможным выдвинуть обвинение по статье 199.2 УК РФ – сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которых может быть произведено взыскание налогов и сборов.

Кроме того, завод не в полном объеме перечислял удержанный из заработной платы работников НДФЛ. В распоряжении завода остались денежные средства в размере 2774 тыс. рублей. Это 41 процент от суммы налога, исчисленного за три года. Крупным размером считается сумма, превышающая 2 млн рублей за три года, если при этом доля неуплаченного налога составляет более 10 процентов от исчисленной суммы за этот же период (примечание к ст. 199 УК РФ ). В связи с чем директору предъявили обвинение по части 1 статьи 199.1 УК РФ – неисполнение обязанностей налогового агента, совершенное в крупном размере.

Отметим, что названная норма предусматривает ответственность, если обязанности налогового агента не исполнялись в личных целях. Однако в данном случае неуплаченные в бюджет средства директор не присваивал. Тем не менее обвинение сочло, что личные мотивы присутствуют. Ведь средства были потрачены, в том числе и на выплату дивидендов, которые получал директор, и на производственные нужды. Среди последних названы плата за приобретенные товары, работы, услуги, увеличение основных фондов.

Отметим, что перечень приведенных в деле платежей не содержит информации о сумме выплаченных дивидендов. Что касается расходов, то в основном все они были необходимы для осуществления жизнедеятельности компании. Оплата связи, канцтоваров, кислорода, электроэнергии. Налоговики нашли всего одну статью расходов, к которой можно было придраться, – директор приобрел легковой автомобиль Mercedes. Это приобретение, как указано в деле, не связано с крайней необходимостью. Правда, данный автомобиль был приобретен в лизинг. При этом компания в целях получения оборотных активов продала недвижимое имущество.

В этой части прежде всего обращает на себя внимание данная обвинением оценка управленческих решений. В рамках налоговых споров суды говорят о том, что оценка налоговиками качества менеджмента компании недопустима. Но в уголовном судопроизводстве пока что подход противоположный.

По сути, коммерсант делал все возможное, чтобы удержаться на плаву, не закрыть производство и не свернуть бизнес вообще, чтобы сохранить рабочие места и выплачивать заработную плату. Однако делал это в ущерб бюджету, за что и пострадал.

Подсудимый признал свою вину. Он объяснил, что из-за снижения производства образовалась задолженность по заработной плате и перед контрагентами. Что неудивительно, если принять во внимание период возникновения просроченной кредиторки – 2009 и 2010 годы, пик последнего кризиса. Именно с ним подсудимый связал проблемы, которые появились у компании, в том числе и по неуплате налогов. До 2009 года задолженностей по платежам в компании не было.

При вынесении приговора учтены положительные характеристики подсудимого, отсутствие судимостей. Он оказывал благотворительную помощь школе-интернату, выделял средства на организацию массовых мероприятий сельскому исполнительному комитету. Поэтому суд счел возможным применить статью 64 УК РФ. Согласно ее положениям, при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целью и мотивами преступления, возможно установление более мягкого наказания, чем предусматривает соответствующая статья.

В итоге подсудимый получил по статье 199.1 УК РФ штраф в размере 80 тыс. рублей, по статье 199.2 УК РФ – 90 тыс. рублей. По совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ) наказание установлено в виде штрафа 100 тыс. рублей.

Зиц-председатель

Кризис также стал причиной ухудшения состояния дел компании еще в одном деле, рекомендованном ФНС для изучения. Осознавая, что финансовое состояние предприятия требует от руководства принятия мер, связанных с нарушением Уголовного кодекса, владельцы компании решили сменить всю его управленческую верхушку. Начальник транспортного цеха сделал головокружительную карьеру, в одночасье став руководителем и главным бухгалтером предприятия.

С момента назначения нового руководства – с 1 июня 2010 года – у компании возникли недоимки по уплате налогов. Уже спустя месяц их сумма составила 712 тыс. рублей. И с тех пор она лишь увеличивалась. В обвинении названа итоговая сумма, рассчитанная по состоянию на 31 декабря 2010 года, – 10 249 тыс. рублей.

Схема действий начальника транспортного цеха на новом поприще повторяет описанную выше. На счета были выставлены инкассовые поручения. Директор использовал расчетный счет своего дебитора. Оттуда денежные средства направлялись напрямую по реквизитам кредиторов, минуя счета компании.

Свидетелем по делу проходил бухгалтер-кассир компании. Он показал, что по распоряжению директора подготовил 83 письма с просьбой произвести платежи по договорам на реквизиты, указанные в письмах. О преступных намерениях директор его не осведомил.

Как и в предыдущем случае, руководителю и по совместительству главбуху вменили в вину умышленные действия по сокрытию денежных средств, за счет которых возможно было взыскание недоимки в бюджет РФ по налогам. Сумма сокрытых средств превысила 12 822 тыс. рублей. При подсчете общей суммы учитывались любые платежи. Даже если сумма счета составляла 80 и 100 рублей. В результате обвинение предъявили по статье 199.2 УК РФ.

Кроме того, директор не перечислил НДФЛ в сумме 2404 тыс. рублей. Доля неуплаченного в пределах трех лет налога превысила необходимые 10 процентов для предъявления обвинения в соответствии с частью 1 статьи 199.1 УК РФ.

Как отметило обвинение, средства были направлены на расчеты с кредиторами, а также уплату обязательных платежей. Список расходов в данном случае уже не содержит избыточных, по мнению следствия, автомобилей. Но при этом личная выгода, как указано в деле, наличествовала. Директор пытался выглядеть более успешным и компетентным руководителем, чем являлся на самом деле. Поэтому и предпринимал шаги для приукрашивания действительного финансового положения в глазах кредиторов.

Директор не только признал свою вину, но и ходатайствовал о рассмотрении дела в порядке особого производства (п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ). В этом случае не проводится судебное разбирательство (ст. 314 УПК РФ).

Тут также нашлись смягчающие обстоятельства. Полное признание вины, раскаяние, несовершеннолетний ребенок на иждивении, престарелый возраст. В данном случае обошлось без штрафов. По статье 199.2 УК РФ присудили два года лишения свободы, по части 1 статьи 199.1 УК РФ – один год. По совокупности суд вынес решение о наказании в виде лишения свободы на срок два года и шесть месяцев. Согласно статье 73 УК РФ, суд счел возможным применить условное осуждение с испытательным сроком один год. При этом подсудимого не лишили права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

В другом описанном в обзоре деле обвиняемый сделал оригинальную попытку уйти от наказания. Адвокаты указали, что он не может быть привлечен к ответственности, потому что фактически не являлся ни директором, ни главным бухгалтером. Он действовал на основании выданной ему директором доверенности с правом подписи. Но эти аргументы суд не принял во внимание, поскольку свидетели — налоговые инспекторы и представители контрагентов — говорили о том, что обвиняемый фактически осуществлял руководство компанией.

При этом руководитель и учредитель к ответственности привлечен не был. Он, по показаниям его родного брата, страдал алкоголизмом в такой тяжелой форме, что даже проходил лечение. И именно ввиду невозможности исполнения им своих обязанностей с 2010 года интересы компании везде представлял его заместитель.

Итогом стала неуплата налогов из-за внесения в декларации заведомо ложных данных – занижались суммы доходов. Оперуполномоченный показал, что у компании было открыто три расчетных счета, об одном из которых налоговая инспекция ничего не знала. Операции по этому счету в декларациях не отражались. Сумма неуплаченных налогов составила 15 115 тыс. рублей, что квалифицируется по части 2 статьи 199 УК РФ как особо крупный размер.

Но на суде это обвинение не подтвердилось. Подсудимый заявил, что из-за неприязненного отношения к нему следователя не были приняты во внимание документы, подтверждающие расходы. И сумма неуплаченных доходов на самом деле гораздо меньше. Он просил учесть эти документы и с учетом новых данных переквалифицировать обвинение с подпункта «б» части 2 на часть 1 статьи 199 УК РФ. Итоговая сумма неуплаченных налогов сократилась до 4558 тыс. рублей. В этом преступлении он признал себя виновным.

При вынесении приговора учтены положительные характеристики, наличие двоих детей на иждивении, раскаяние. А также то, что преступление совершено впервые. Наказанием стал штраф в размере 110 тыс. рублей. Кроме того, подсудимого лишили права занимать руководящие должности коммерческих предприятий в течение года. А с компании взыскана в пользу бюджета сумма неуплаченного налога на прибыль.

Эпизоды преступления могут быть признаны самостоятельными или объединены в одно

Когда фиктивные руководители отказываются признавать вину, однако дают свидетельские показания, у обвинения появляется шанс установить и доказать причастность реального получателя выгоды. В этом случае зиц-председатели избегают ответственности, заявляя о заблуждении относительно истинных намерений нанявшего их человека. Какими бы белыми нитками ни были шиты такие объяснения, суд им верит.

В одном из представленных для ознакомления нижестоящими инспекциями дел собственник бизнеса на должности руководителя и главного бухгалтера фирмы назначил двух рядовых сотрудников. По их словам, они согласились на это сомнительное предложение, поскольку находились в подчиненном положении. При этом единоличное руководство осуществлял собственник компании – номиналы по его указке оформляли и подписывали договоры, первичные документы, платежные поручения, бухгалтерскую и налоговую отчетность.

Также обвиняемый инициировал создание двух других компаний, которые тоже зарегистрировали и возглавили подставные лица. Эти люди и признались на следствии, что находились в заблуждении относительно истинных намерений своего нанимателя. И согласились стать номиналами, польстившись на обещанное вознаграждение. Следствие учло, что оба не имели специального образования и опыта руководящей работы.

Такие действия подсудимого обвинением расценены как наличие изначального умысла на уклонение от уплаты налогов. В деле фигурирует формулировка о воплощении «задуманного плана, направленного на личное обогащение». Учтено также, что собственник бизнеса имел экономическое образование – а значит, мог оценить собственную деятельность. Кроме того, его действия, по мнению следствия, указывали на попытку обезопасить себя лично от претензий со стороны контролирующих и правоохранительных органов.

С помощью буферных фирм и искажения данных были завышены расходы. Установлена неуплата налога на прибыль за 2009 и 2010 годы на сумму 6223 тыс. рублей. Доля в общей сумме налога за 2009 год составила 95 процентов, за 2010 год – 100 процентов. Следствием чего стало обвинение по части 1 статьи 199 УК РФ.

Кроме того, следствие обвинило собственника в неуплате НДС и мошенничестве. Поскольку большая часть приобретаемых товаров шла на экспорт, то компания исчисляла НДС по таким операциям по ставке 0 процентов, возмещая из бюджета НДС, предъявленный ей поставщиками. В 2009 году завышение НДС в основном осуществлялось за счет сделок со своими буферными компаниями. С 2010 года в декларациях просто указывали вымышленные суммы.

Эти действия квалифицированы как мошенничество – хищение из бюджета средств путем обмана и злоупотребления доверием. Наказание за это преступление установлено статьей 159 УК РФ. Пять эпизодов по незаконному возмещению НДС обвинением объединены в единое продолжаемое преступление. Сумма неправомерно возмещенного НДС составила 4827 тыс. рублей. Что соответственно дало возможность применить часть 4 статьи 159 УК РФ – мошенничество, совершенное в особо крупном размере (превышающем 1 млн рублей).

Подсудимый признал вину, это дало ему возможность ходатайствовать о принятии решения судом в особом порядке (ст. 217, 314 УПК РФ). Отягчающих обстоятельств суд не установил. Смягчающими признаны частичное возмещение ущерба, положительные характеристики и то, что ранее подсудимый к административной ответственности не привлекался.

По обвинениям в неуплате налогов присужден штраф в размере 100 тыс. рублей, за мошенничество суд назначил наказание в виде четырех лет лишения свободы и штрафа в сумме 500 тыс. рублей. На основании статьи 73 УК РФ суд счел возможным назначить наказание в виде лишения свободы условно с испытательным сроком два года. Кроме того, подсудимый должен вернуть бюджету всю сумму излишне возмещенного НДС.

Наличие у подсудимого юридического образования и опыта работы также стало аргументом в пользу обвинения в другом деле о мошенничестве. Обвиняемый длительное время руководил несколькими компаниями, действуя через номиналов – своих работников. В частности, начальника службы снабжения, главного металлурга, экономиста. Все они впоследствии прошли по делу как свидетели, подтверждая обвинение в налоговом преступлении. И помогли доказать, что в компаниях был искусственно создан хозяйственный оборот, а вычеты НДС из бюджета произведены незаконно.

Но однажды один из номинальных директоров отказался подписывать документы. Тогда схему пришлось изменить. Понадобилась помощь. И у фактического руководителя появился помощник, взявший на себя часть забот и впоследствии ставший вторым подсудимым.

В дальнейшем для оформления фиктивных документов начали использовать реквизиты реальных компаний. А лица, за вознаграждение оказывавшие соответствующую помощь в этом, пополнили круг свидетелей.

В данном случае суммы по каждому из эпизодов о возмещении НДС достаточно внушительные – 13 437 тыс. рублей, 12 878 тыс. рублей, 6230 тыс. рублей, 924 тыс. рублей, 2895 тыс. рублей, 3239 тыс. рублей. При квалификации дел о мошенничестве крупным размером считается сумма, превышающая 250 тыс. рублей, особо крупным – 1 млн рублей (ч. 4 ст. 158 УК РФ). Поэтому объединять эпизоды обвинение не стало, наказание запросили по каждому отдельно. Причем обвинение предъявлено и по эпизодам, когда в возмещении НДС было отказано. Поскольку это произошло по независящим от обвиняемых обстоятельствам.

Обвинение также предъявили и по части 2 статьи 199 УК РФ. Из-за завышения вычетов НДС компании не уплачивали этот налог в бюджет. Сумма недоимки составила 36 млн рублей – это квалифицирует преступление как совершенное в особо крупном размере.

При вынесении приговора учтены смягчающие наказание обстоятельства – удовлетворительные характеристики и деятельное желание компенсировать нанесенный ущерб. Это желание выразилось в том, что подсудимый устроился на работу и начал перечислять денежные средства в бюджет. Суд также учел наличие малолетнего ребенка на иждивении у второго подсудимого. В итоге судьи приговорили первого обвиняемого к шести годам условно с испытательным сроком четыре года. Кроме того, до окончания испытательного срока он должен полностью возместить причиненный вред. Второй обвиняемый осужден на три года условно с таким же испытательным сроком.

Будьте в курсе!



Бухгалтерских новостей слишком много, а времени на их поиск слишком мало. Рекомендуем подписаться на новостную рассылку журнала «Главбух», чтобы следить за всеми изменениями в работе бухгалтеров.





Для того, чтобы оставить свой комментарий необходимо зайти под своим паролем или зарегистрироваться




Вопросы и ответы по теме



  • Налоговый кодекс
  • Гражданский кодекс
  • Трудовой кодекс

Новые документы

Все изменения в законодательстве для бухгалтера


Совет недели

Страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в фиксированном размере, зачисляемые в ПФР на выплату страховой пенсии (исчисленные с дохода свыше 300 000 руб. за периоды, истекшие до 1 января 2017 года) - 182 1 02 02140 06 1200 160.

За период с 2017 — КБК единый и для фиксированного в части ПФР, и для превышения 1% — 182 1 02 02140 06 1110 160.

У вас порядок в документах или бардак?

Где вы храните бухгалтерские документы?

Как часто вы подшиваете документы?

Вы следите за сроками хранения документов?

Как вы уничтожаете документы, по которым истек срок хранения?

В бухгалтерии есть ненужные документы, которые жалко выбросить?

  Результаты

Система Главбух

Профессиональная справочная система для бухгалтеров

Получить демодоступ

Программа Главбух: Зарплата и кадры

Сервис по расчету и оформлению выплат работникам

Попробовать бесплатно

Калькуляторы и справочники


Пока вы были в отпуске

Самые важные события, материалы и изменения в законе


Подписка на рассылки



Наши партнеры

  • Семинар для бухгалтера
  • Практическое налоговое планирование
  • Зарплата
  • Учет в строительстве
  • Юрист компании
  • Кадровое дело
  • Учет.Налоги.Право
  • Документы и комментарии
  • Учет в сельском хозяйстве
  • Коммерческий директор
  • Упрощенка