Журнал, справочная система и сервисы

Из-за мелких недочетов компании, крупные суммы доначислений

1 февраля 2012 20 просмотров

В ходе вебинара я постараюсь дать конкретные практические советы компаниям, которые хотят обезопасить себя от претензий налоговиков. Основная мысль моего доклада в том, что в этом вопросе не бывает мелочей. Даже на первый взгляд малозначительная деталь может спасти налогоплательщика от многомиллионных доначислений при проверке. Из-за мелких недочетов компании, крупные суммы доначислений.

Что объяснить секретарю по работе с договорами

Начнем с частой придирки налоговиков – использования небрежностей работников в оформлении счетов-фактур и хозяйственных документов. Для примера я возьму дело ОАО «Корус Холдинг» – постановление ФАС Московского округа от 30 июня 2006 г. № КА-А40/5876-06. Это разбирательство наглядно показывает, что в ряде случаев налогообложение зависит и от секретаря. Ситуация была простая, но потом два года компания не знала, как из нее выпутаться.

У организации было два офиса: в Москве и в Байконуре. Директор в один из дней был в Москве. В этот день ему пришло на подпись три договора. Причем все из разных городов. В контрактах не было оговорок о том, что договоры подписывались каким-то особым способом – просто на первых страницах были проставлены три разных города, и ни один из них – Москва. Директор подписал три договора в один день. Но физически он просто не мог быть в этих трех городах в одно время. Он был, как я уже сказал, в Москве. Налоговики при проверке на это указали. Раз директор фактически не подписывал в этих городах договоры, следовательно, они не заключены. Компания обратилась в суд. Он сказал, что действительно три договора были подписаны в один день в разных местах. В реальности это невозможно.

От секретаря зависит отслеживание ключевых моментов по приходящим в компанию договорам. Шапку договора секретарь точно должен отслеживать. Специальной квалификации на это не требуется.

Какую схему действий советую выбрать. В первую очередь надо разработать регламент по работе с входящей документацией. Из него должно четко следовать, что конверты ото всех писем подшиваются. В случае с договорами можно даже подшить конверт к последней странице контракта. От этого он не станет недействительным, зато можно будет показать налоговикам, что договор пришел по почте. Закон не запрещает обмен экземплярами договоров, подписанных с одной стороны, по почте или с помощью курьера.

Компании часто обмениваются экземплярами договоров по электронной почте. Надо объяснить секретарю или ответственному за договоры менеджеру, что распечатывать надо не только сам договор, но и электронное письмо, к которому он был приложен. Сейчас суды по большей части стали лояльно относиться к налогоплательщикам, которые именно так и поступают.

В договор можно внести оговорку, что он подписывается в таком-то городе. Налоговики спросят, как в компанию пришел договор. Этот вопрос можно переадресовать секретарю, который в соответствии с внутренним регламентом организации предоставит или конверты, или распечатки электронных писем. В принципе, все сотрудники, работающие с договорами в компании, должны быть готовыми ответить на подобные вопросы инспекторов.

Журнал входящей корреспонденции становится сейчас в компаниях крайне важным документом. Это как раз то, о чем я постоянно говорю во время своих семинаров: налоговики стали использовать формальные придирки. Суть хозяйственных операций становится им практически не важна. Чтобы разобраться в экономических показателях сделки, надо потратить куда больше времени, чем просто заявить: директора в день подписания договора не было в этом городе – снимайте расходы и вычеты. Мелочей в документальном оформлении работы компании больше нет. Следите за малейшими на первый взгляд по значимости бумагами.

Как правильно проверять контрагентов

Не стихают споры с налоговыми инспекциями по тому, как компания должна доказывать должную осмотрительность. Одно время всем стало казаться, что тема проверки контрагентов в ЕГРЮЛ себя изжила, а налоговики понимают, что пробить компанию-партнера на сайте ФНС России или получить копию устава все равно не означает в полной мере убедиться в ее благонадежности. Но время показывает, что и тут надо по-прежнему быть внимательными.

Для ясности замечу: ни один законодательный акт прямо не обязывает компанию показывать должную осмотрительность в выборе партнеров. Требования запрашивать у контрагентов кипу бумаг перед заключением сделки – изобретение налоговиков. Не могу сказать, что осторожность тут лишняя. В любом случае, если контрагент окажется «помойкой», проблем не избежать и самому налогоплательщику. Но если компания все же решит обойтись без проверки партнера перед тем, как подписывать с ним договор, ничего в этом криминального нет. И суды это, конечно, понимают. Поэтому при рассмотрении дел по должной осмотрительности суды говорят налогоплательщикам: мы понимаем, что закон не обязывает вас запрашивать у контрагентов копии уставов и другие документы, но будьте добры хоть как-то показать свою осмотрительность.

Я лично разработал удобную систему проверки потенциальных контрагентов, которую назвал паспортом налоговой безопасности. В ходе этой лекции я рассказывать о нем не буду, но если говорить в общем, то смысл в следующем.

Компания разрабатывает четырехступенчатую систему проверки партнеров. Проверка регламентирована, и каждый ее этап выполняют определенные сотрудники компании. В итоге несложных действий у компании есть «железобетонные» доказательства того, что она сделала все возможное, дабы убедиться в добросовестности контрагента (подробный конспект семинара по составлению паспорта налоговой безопасности см. статью , опубликованную в . – Примеч. ред.).

Как минимум в компании должен быть приказ генерального директора, запрещающий подписывать договоры без проверки контрагента через сайт ФНС России.

Есть еще один хороший вид проверки благонадежности контрагента. Компания имеет полное право направить в ИФНС письмо в произвольной форме со следующим содержанием: «В связи с планируемым заключением договора с ООО “Неизвестная пока компания” просим сообщить, не является ли эта организация нарушителем налогового законодательства». Могу сказать, что в 90 процентах случаев раньше инспекторы не отвечали на такие письма. Главным было направить запрос и тем самым показать, что компания озаботилась добросовестностью контрагента.

Сейчас налоговики должны отвечать на такие письма охотнее. Причина – в определении Высшего арбитражного суда РФ от 1 декабря 2010 г. № ВАС-16124/10. Из него следует вывод, что информацию о налоговых долгах контрагента нельзя назвать налоговой тайной. До ВАС РФ дошло дело компании, которая направила в налоговую инспекцию аналогичное письмо с целью узнать, исполняет ли контрагент свои налоговые обязательства. Компания в письме так и объяснила: эти данные нужны для подтверждения своей осмотрительности в выборе контрагента. Но налоговики ответа не дали. Инспекция ссылалась на статью 32 НК РФ. Там перечислены обязанности налоговых инспекций. Предоставления информации о налоговой задолженности контрагентов там нет. Кроме того, по мнению инспекции, ответ на письмо компании означал бы раскрытие налоговой тайны.

Но суд посчитал, что нарушения налогового законодательства не относятся к налоговой тайне. Значит, в принципе, инспекторы обязаны отвечать на письма компаний. У организаций нет других возможностей узнать, платит ли контрагент все положенные налоги. Выписка из ЕГРЮЛ такой информации не содержит. Между тем именно налоговая добросовестность контрагента во многом определяет безопасность компании в смысле разбирательств с инспекцией.

Какие показания налоговики не имеют права использовать

Особую популярность среди методов налоговиков в последнее время получает использование показаний генеральных директоров контрагентов. В качестве примера давайте рассмотрим постановление ФАС Московского округа от 7 апреля 2011 г. № КА-А40/2514-11-П. В этой истории кроме арбитражного дела было задействовано и уголовное. Компания, на мой взгляд, попала в распространенную сейчас ситуацию. С помощью государственного вмешательства бизнес в итоге мог оказаться разобранным по кусочкам. Руководитель компании был задержан в связи с предъявленными обвинениями в работе с однодневками. Следователи заявили, что директор знал о недобросовестности контрагентов и намеренно уходил от налогов. Он это в ходе следствия признал. Директор, учитывая, что большая часть налоговых уголовных дел оканчивается условным наказанием, рассчитывал, что его отпустят.

Налоговая инспекция получила по этой компании информацию от правоохранителей и провела выездную проверку. Ревизия была, мягко говоря, незатейливой. Вся проверка заключалась в следующем. Пришли налоговики и заявили: «Мы знаем, что вы закупали товар у ООО “Альфа”. Есть показания вашего руководителя о том, что он был в курсе недобросовестности контрагента. Мы доначисляем налоги расчетным методом». Компания обратилась в арбитражный суд, будучи несогласной с доначислениями по проверке.

В суд был вызван руководитель компании. Уголовное дело на него к этому моменту уже было прекращено. В суде директор сказал, что во время уголовного следствия он себя оговорил, желая поскорее закончить неприятную историю. По его словам, он не проводил сознательно никаких схем с использованием однодневок.

В суде компания доказывала, что во время любых выездных налоговых проверок инспекторы должны получать информацию не по опросам из уголовного дела, а самостоятельно. В рассматриваемой же ситуации налоговики не удосужились провести опросы, всю информацию получив у правоохранителей.

Когда в ходе уголовного дела допрашивают подозреваемого или свидетелей, составляется протокол допроса. В этом протоколе допрашиваемый уведомляется о том, что оповещен о статье 51 Конституции РФ, по которой он может не свидетельствовать против себя и близких, а также о том, что есть ответственность за дачу ложных показаний.

Из уголовного дела, даже приостановленного или прекращенного, протокол не может изыматься. Соответственно, в налоговую инспекцию могут направляться либо копии, либо выдержки из проведенного допроса. В них нет подписи человека о том, что уведомлен об ответственности за дачу ложных показаний и о своих правах. А по пункту 5 статьи 90 НК РФ опрашиваемый должен быть уведомлен об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний. Об этом делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью свидетеля. В комментируемом мной сейчас случае инспекция не смогла доказать наличие такой отметки.

В ситуациях, когда руководитель компании не соглашается со своими первоначальными показаниями, инспекторы часто говорят: «Хорошо, тогда мы вызываем представителя контрагента, который отрицает поставку товара. Он говорит, что никогда не работал с вашей компанией, никаких поставок не делал». Сейчас налоговики работают очень жестко с точки зрения общения с контрагентами. Постоянно проводятся «встречки», на контрагентов инспекции сильно давят, добиваясь нужных показаний. Налоговики, имея такие показания, считают, что полностью доказали: налогоплательщик не покупал товаров. Можно в суде отвечать на эти претензии так: «Оставим вопрос о том, что неизвестно, откуда у нас эти товары. А почему вы не допускаете, что контрагент является заинтересованным лицом? Он не отразил сделку у себя в учете и поэтому отрицает поставку».

Будет отлично, если суд внемлет этим доводам компании. Дело в том, что суд не может учитывать показания заинтересованных лиц. В 80 процентах случаев, если речь идет о заинтересованности, суд сразу отвергает показания. В оставшихся 20 процентах случаев происходит следующее. Суд спрашивает, кто из сотрудников компании может подтвердить, что товар был доставлен в офис или на склад. Предположим, это может сделать охранник, который внес данные в журнал посещений.

Важность журнала учета посещений

Мы подошли к следующей важной теме: ведению учета посещений офиса и склада. Тут так же, как с журналом входящей корреспонденции: на первый взгляд – кому может быть нужен журнал охраны, когда дело идет о многомиллионных доначислениях на проверке. Но практика показывает, что иногда именно он помогает компании отстоять свою правоту.

Журнал охраны поможет компании в суде привести косвенные доказательства получения товара. Кстати говоря, сейчас суды очень внимательно относятся именно к косвенным доказательствам.

Конечно, товар мог приходить и не в офис компании. Но можно доказать суду, что сделка была. Например, проводились переговоры с поставщиками в офисе компании. Такого-то числа в офис приехали Петров, Иванов и Сидоров – менеджеры отдела продаж компании ООО «Омега» для проведения переговоров. О чем есть запись в журнале охраны. Неплохо ввести в этот журнал графу для цели посещения и подписи приходящих. Это создаст в суде еще большую убедительность.

– Какие еще виды косвенных доказательств, которые помогут компании доказать получение товара, вы можете привести? – Это могут быть показания третьих лиц. К примеру, я встречался в практике с очень интересным делом. Компания получила основное средство. Впоследствии по этому вопросу к компании придрались налоговые инспекторы. Налогоплательщик смог доказать свою позицию с помощью банка. Это основное средство было предоставлено в залог банку. Получилось, что сделку подтверждали два лица: компания и косвенно – банк, который получил товар в залог. Безусловно, не всегда легко привлечь банк как свидетеля в судебное разбирательство. Тем не менее иногда это очень верный вариант оспорить претензии налоговых инспекторов.

Если компания заключает договор, по которому чужие сотрудники выполняют заказ на ее территории, журнал охраны тоже очень важен. Пропуска надо выписывать обязательно на всех приходящих в компанию временных работников. Если пропуска не были выписаны, суд, как правило, признает законность доначислений. Налоговики заявляют, что без пропусков нет доказательств, что работу выполнял не сам налогоплательщик.

Как в таких ситуациях можно доказать, что в офисе все-таки работали сотрудники контрагентов. Если дело дойдет до суда, то можно открыто заявить, что обычно пропуска выписываются на всех, но в этот раз по недосмотру сотрудников охраны на кого-то они оформлены не были. Есть показания водителя одного из постоянных контрагентов, которому однажды во время доставки груза в офис компании не был выписан пропуск. Компания тем самым признает, что пропуска действительно на кого-то из сотрудников контрагента не были выписаны, но это рабочая ситуация, недочет из-за халатности охраны.

Рассмотрю любопытное дело ООО «Сибпромсвязь» – постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 мая 2011 г. № А45-11817/2010. Инспекция при проверке опросила сотрудников компании – кладовщика и водителя – о том, закупались ли товары. Кладовщик сказал, что на склад товар не поступал. Водитель – что товар не доставлял. Инспекция доначислила налог на прибыль и отказала в вычетах. Компания выстроила линию защиты так: опрошенные сотрудники не являются ответственными за эти операции. За все сделки отвечает директор. Только он может сказать, был ли товар реально поставлен. Он мог быть поставлен не на склад, который вел кладовщик, и не транспортом, которым управляет водитель. Товар, к примеру, мог быть доставлен на арендованном транспорте. Расходы на оплату этого транспорта компания в расходах не показала. Руководитель опрошен не был. Налоговики обратились к сотрудникам с недостаточными должностными полномочиями.

Следующая ситуация покажет, как обратные доводы также могут сыграть в пользу налогоплательщика. Это дело ООО «ПКП Довеку» – постановление ФАС Центрального округа от 21 февраля 2011 г. № А54-6801/2009С20 . Налоговики спросили у директора, поставлялся товар или нет. В итоге опроса доначислили налоги. В суде налогоплательщик доказывал: руководитель крупного предприятия не может отслеживать тысячи сделок. Да, он по недосмотру подумал, что товар не поставлялся. Но менеджер по снабжению обязательно бы подтвердил, что товар поставлялся и что имеются все нужные документы.

О лекторе

Артем Александрович Родионов, автор множества статей по налогообложению и книги «Налоговые схемы.

Будьте в курсе!



Бухгалтерских новостей слишком много, а времени на их поиск слишком мало. Рекомендуем подписаться на новостную рассылку журнала «Главбух», чтобы следить за всеми изменениями в работе бухгалтеров.





Для того, чтобы оставить свой комментарий необходимо зайти под своим паролем или зарегистрироваться






  • Налоговый кодекс
  • Гражданский кодекс
  • Трудовой кодекс

Новые документы

Все изменения в законодательстве для бухгалтера


Совет недели

Если акт от поставщика датирован 2015 годом, но получили вы его только сейчас, расходы можно учесть в текущем периоде. Ведь из-за ошибки налог на прибыль в 2015 году переплатили (п. 1 ст. 54 НК РФ).

Директор заваливает вас дополнительной работой?

  Результаты

Система Главбух

Профессиональная справочная система для бухгалтеров

Получить демодоступ

Программа Главбух: Зарплата и кадры

Сервис по расчету и оформлению выплат работникам

Попробовать бесплатно

Калькуляторы и справочники


Пока вы были в отпуске

Самые важные события, материалы и изменения в законе


Подписка на рассылки



Наши партнеры

  • Семинар для бухгалтера
  • Практическое налоговое планирование
  • Зарплата
  • Учет в строительстве
  • Юрист компании
  • Кадровое дело
  • Учет.Налоги.Право
  • Документы и комментарии
  • Учет в сельском хозяйстве
  • Коммерческий директор
  • Упрощенка