Журнал, справочная система и сервисы
№24
Декабрь

В свежем «Главбухе»

Как посчитать резерв отпусков для равномерного учета расходов

Подписка
Срочно заберите все!
№24

Бухгалтер и уголовная ответственность. Практические советы на всякий случай

27 октября 2006 7195 просмотров

, главный эксперт по редакционной политике

, обозреватель журнала «Главбух»

Списание штрафов в бессудебном порядке – то, к чему так стремятся налоговики и о чем мы рассказали на странице 28 – с нового года еще больше увеличит цену налоговой ошибки. Да и вообще тенденции таковы, что остро встает вопрос о наказаниях за налоговые правонарушения. И о самом неприятном – уголовном преследовании. Личной ответственности мы посвятили целую рубрику. Первый материал рассказывает о том, насколько часто привлекаются бухгалтеры к уголовной ответственности и как себя вести в сложной ситуации. А на странице 44 вы сможете прочитать о случаях, в которых бухгалтеру грозит ответственность по вине директора.

Бухгалтер и уголовная ответственность.
Практические советы на всякий случай

Как дамоклов меч висит над главными бухгалтерами вероятность привлечения их к уголовной ответственности за неуплату налогов. Во всяком случае, нашим бухгалтерам – женщинам серьезным – так кажется. Цель нашей статьи – убедить их не бояться призраков, а потратить эмоции на более реальные обстоятельства.

Мы провели серьезное исследование, обращались ко многим источникам и выяснили, что бухгалтера наказывают лишь в исключительных случаях. Да и наказания чаще всего бывают сравнительно мягкими. Такие выводы можно сделать из информации, полученной от юристов, чиновников, оперативников и судей. Некоторые полученные от них данные по понятным причинам нас попросили считать неофициальными. Но, разумеется, за все эти сведения можно поручиться.

Официальный же разговор состоялся с заместителем начальника Управления по налоговым преступлениям ГУВД Московской области полковником милиции Алексеем Евгеньевичем Ильиным. Мы приведем наиболее яркие и значимые высказывания Алексея Евгеньевича и обсудим их.

Когда придется поволноваться

Прежде всего, берегите нервы. И учтите, что возбудить дело за неуплату налогов имеют право только специалисты из Управления по налоговым преступлениям, а также сотрудники отделов по налоговым преступлениям (ОНП).

Получив сведения о возможном налоговом преступлении, сотрудники ОНП проводят свою проверку, в ходе которой просматривают отчетность компании и допрашивают персонал (подробно о том, как вообще компания попадает в поле зрения правоохранительных органов и как они проводят проверки, – на стр. 50). Внимание: первое, что стремятся доказать органы, – факт нарушения налогового законодательства. Это как банальное сокрытие доходов, которые просто не отражены в документах, так и незаконные механизмы занижения налогов. И скорее всего это им удастся: если нет серьезных подозрений, из ОНП в организацию не приходят.

Установив нарушения, проверяющие примут решение о возбуждении дела. Однако совсем необязательно дело вообще дойдет до суда. А если это случится, есть множество способов снять с себя ответственность. И даже неопровержимые доказательства, свидетельствующие против бухгалтера, скорее всего не вызовут сурового наказания. Далее мы расскажем об этом подробнее.

Обойтись бы без суда! Как развалить дело

Не собраны доказательства, отсутствуют какие-то документы или люди... И следователь понимает, что в суд, собственно, отправлять нечего. Нет состава преступления. Проще говоря, дело развалилось.

Комментирует Алексей Ильин, заместитель начальника Управления

по налоговым преступлениям ГУВД Московской области, полковник милиции:

– Около 40 процентов возбужденных уголовных дел прекращаются до суда по главе 4 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Это все решает следователь, прокуратура. Зачастую на самой первой стадии уголовного дела.

Почему так происходит?

Вот как объясняет эту статистику Вадим Зарипов, эксперт по налогам юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры:

– Нередко уголовное преследование прекращается потому, что правоохранительные органы возбуждают дело наудачу, точнее, «на испуг» руководителей, не располагая достаточными уликами. В других случаях следователи не могут собрать достаточно доказательств или имеющиеся в деле доказательства признаются недопустимыми.

Эту точку зрения подтверждают и рядовые сотрудники органов. Им необходимо выявить, что налоги не платятся умышленно. И не просто выявить, а доказать это. Нам привели даже конкретные примеры. В одном случае компании выставили требование на уплату налога и даже приостановили деятельность по счетам. Но фирма все равно через третьих лиц продолжала проводить какие-то суммы. Вот оно – нарушение. Но директор упорно утверждал, что выдает зарплату. А по гражданскому законодательству эти платежи для него должны быть первоочередными. В результате доказать умышленное уклонение от уплаты налогов у органов так и не получилось.

Другая ситуация, которую сотрудники ОНП называют типичной. Директор подставной, но доказать это не могут. Следователь начинает задавать ему вопросы: чем занимается ваша организация, какие у нее обороты? Человек молчит, не знает, отнекивается и, наконец, просит обратиться к главбуху. Но бухгалтер тут же заявляет, что за все отвечает директор. Круг замыкается, дело разваливается.

Еще дело может быть прекращено, если «упала» сумма. Допустим, дело пришло из инспекции. Но налогоплательщик обратился в арбитраж, там признали его в чем-то правым, и сумма «недоимки» уменьшилась. Поводов для уголовного дела уже нет.

Следовательно, нужно время, чтобы фирма успела отсудить хотя бы часть суммы у налоговой инспекции. Как это сделать? Приостановить дело можно еще во время следствия. Самый простой способ – обвиняемый ложится в больницу, причем лучше в другом городе. А в это время организация может благополучно выиграть спор с налоговиками.

Осторожно: деятельное раскаяние

Осторожность вообще главный принцип общения со следственными органами. Так, сотрудники ОНП сами предлагают прекратить дело, если руководство фирмы раскается, причем «деятельно». При этом они ссылаются на статью 28 Уголовно-процессуального кодекса РФ, а также на статью 75 Уголовного кодекса РФ. Эти нормы предполагают, что компания выплатит недоимку, поможет следствию и за это ее признают невиновной.

В этом нас убеждал и Алексей Ильин, заместитель начальника Управления по налоговым преступлениям ГУВД Московской области, полковник милиции:

– Иногда виновный полностью возмещает ущерб, раскаивается, оказывает содействие следствию. Тогда дело может быть прекращено по статье 28 Уголовно-процессуального кодекса РФ. В результате дело опять-таки прекращается.

Неофициальные источники обрисовывают ситуацию более откровенно, что делает ее не менее фантастической. Схема такова: ОНП договаривается с руководителем фирмы о выплате части суммы, скажем, 1/5 от недоимки. Таким образом, директор деятельно раскаивается. Органы же якобы не находят или теряют компрометирующие документы. По словам работников ОНП, все остаются довольны: руководитель отделался «копейками» и находится на свободе, оперативникам ставится галочка о проделанной работе, деньги в бюджет поступили. Пусть не вся сумма, но лучше, чем ничего.

Вопрос же в том, стоит ли предприятию доверять подобным обещаниям? Действительно, возможно ли остаться невиновными, если сами признались в нарушениях, пусть и выплатили долг? Сомнительно. И в этих сомнениях нас поддерживают правозащитники.

Вот рекомендации Вадима Зарипова, эксперта по налогам юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры»:

– Мы советуем руководству организаций не спешить признавать свою вину. Дело в том, что еще в декабре 2003 года было отменено правило, которое предусматривало освобождение гражданина от ответственности, если он способствовал раскрытию преступления и полностью возместил причиненный ущерб. Правда, осталась другая норма общего характера – о деятельном раскаянии. Но применительно к налогам ею практически невозможно воспользоваться. Начнем с того, что она требует добровольно явиться с повинной еще до того, как налоговая милиция узнала о противоправных действиях, а также «перестать быть общественно опасным»! Но даже при этом следователь или суд могут принять решение об освобождении, а могут и не принять, то есть никакой гарантии «раскаявшемуся» государство не дает.

Кстати, даже правоохранительные органы признают, что если дело на деятельно раскаявшегося гражданина прекращается, обвинение не аннулируется. То есть человек все равно получает статус судимого со всеми вытекающими отсюда неприятными последствиями: сложно получить визу, не устроиться на государственную службу, трудно заполучить зарубежных партнеров.

Вообще, пока мы готовили этот материал, юристы нас неоднократно предупреждали: в суд за неуплату налогов попадает только тот, кто сам сознается в преступлении. Да и оперативники признают, что им проще работать с фирмой, где работают люди не слишком грамотные, – на них проще давить. Например, на допросе руководитель паникует и говорит: мол, мы с главбухом посоветовались и решили... Конечно, органы не упустят шанса ухватиться за подобное признание.

Что же, каждый делает свое дело. Наша же задача – посмотреть, как можно защитить интересы бухгалтера, если дело возбуждено и развалить его не удается.

Как могут наказать, или почему во всем виноват директор

Уголовное дело, как известно, заводят не на компанию, а на физическое лицо. Кого именно обвинят, решается в ходе проверки. Выбор у оперативников невелик: руководитель и главбух.

Вот какие данные в свою очередь привел Алексей Ильин, заместитель начальника

Управления по налоговым преступлениям ГУВД Московской области, полковник милиции:

– В целом, если говорить о статистике по Московской области, бухгалтер привлекается к уголовной ответственности в 20 процентах случаев один, в 15 процентах – «по группе» вместе с руководителем, в остальных случаях ответственность ложится только на директора. Впрочем, есть еще один вариант – компания зарегистрирована по документам на подставное лицо – обычно малоимущего, бродягу. Если следствие докажет, кто фактически руководил фирмой, то этот человек и понесет уголовную ответственность.

По данным статистики...

Вот какие статистические данные озвучивает Министерство внутренних дел РФ.

Из всех начатых уголовных налоговых дел до суда доходят только 5 процентов.

И лишь 1 процент обвиняемых несет ответственность.

При этом 80 процентов наказаний приходится на руководителя. Бухгалтера наравне с директором привлекают в 15 процентах случаев.

А 5 процентов – когда главный бухгалтер выступает единственным обвиняемым по делу о налоговых правонарушениях.

Вообще-то органам все равно, кто понесет наказание, лишь бы ответчик был. И все же первым подозреваемым становится директор – он виноват уже потому, что имеет право первой подписи. Далее сотрудники ОНП ищут варианты: пытаются установить, был ли замешан бухгалтер.

Еще раз внимание: второе, что стремятся доказать органы, – осведомленность главбуха о намерениях руководителя. Возможно, он просто попустительствовал нарушениям. Но лучше – наличие у бухгалтера собственного преступного умысла.

Директор или главбух, которого следователи сумели-таки уличить в нарушении, может быть наказан по первой части статьи 199 Уголовного кодекса РФ. Это уклонение от уплаты налогов путем внесения в декларацию заведомо ложных сведений либо вообще непредставления отчетности в инспекцию. В таком случае главбух выступает в качестве соисполнителя и может быть оштрафован на сумму от 100 000 до 300 000 руб. либо на весь свой заработок за один или два года. Максимальная ответственность, предусмотренная этой частью, – лишение свободы сроком до двух лет.

Особенно же органам нравится вторая часть статьи 199. Она предполагает преступный сговор руководителя и главного бухгалтера, то есть соучастие. Доказать это очень сложно. Но если все-таки оперативникам это удастся, то осужденным будет предъявлен штраф на сумму до 500 000 руб. либо на трехлетний заработок. Самое худшее – до шести лет лишения свободы.

Сами следователи признают, что они, конечно же, предпочитают обвинять «группу лиц».

Впрочем, доказать вину главбуха почти нереально.

Цифрами это подтвердил Алексей Ильин, заместитель начальника Управления по налоговым преступлениям ГУВД Московской области, полковник милиции:

– Где-то в 60 процентах случаев главбуха спасает его неосведомленность о преступных намерениях руководителя. Точнее, невозможность доказать его осведомленность. Почему? Потому что существует презумпция невиновности: априори человек не виноват, надо доказать его вину.

Вот об этом мы и советуем вам всегда помнить. А усложнить органам сбор доказательств о причастности бухгалтера к нарушениям помогут те доводы и методы, о которых мы и поговорим ниже.

Знать не знаю, ведать не ведаю

Иногда даже следователю совершенно очевидно, что главбух ни в чем не виноват.

Вот как говорит о таких случаях Алексей Ильин, заместитель начальника Управления по налоговым преступлениям ГУВД Московской области, полковник милиции:

– Я знаю, что некоторые руководители приезжают на факультеты бухучета и выбирают таких студентов, которые не блещут знаниями, но и особо вдаваться в суть происходящего не будут. И берут их на работу. А иногда руководитель не доверяет даже проверенному главбуху и некоторые из совершаемых фирмой сделок совершает сам – «в черную».

Почему бы этим не воспользоваться? По словам адвокатов, осведомленность главбуха практически невозможно доказать, когда компания практикует расчеты с подставными лицами и занижает налоговую базу. Главный бухгалтер заявляет, что не участвовал в предварительных переговорах о сделках с этими фирмами, не подписывал с ними никаких соглашений и не мог знать о фиктивном характере контрактов. При этом он вносил в налоговую отчетность сведения на основании первичных документов, а за достоверность информации в этих бумагах главбух не отвечает. При таких обстоятельствах человек оказывается не обвиняемым, а лишь свидетелем. Теперь – только молчать, чтобы невзначай снова не стать обвиняемым.

Необычный способ предлагает Рафик Фарахудинов, бывший сотрудник

Управления по налоговым преступлениям по Московской области:

– Бухгалтеры порой не привлекаются к ответственности, когда заявляют, что не знали о своей обязанности перечислять тот или иной налог или сбор, так как не были ознакомлены с должностными обязанностями. Это очень легко доказать: следствие просит руководителя показать документ, где указаны должностные обязанности главбуха, и его подпись, подтверждающую ознакомление с данными обязанностями. Между тем, принимая на работу главного бухгалтера, начальство занято более важными проблемами – передачей очень ответственных бумаг. И часто директор просто забывает ознакомить бухгалтера с этим элементарным документом. Такой, казалось бы, формальный повод позволяет главбуху избежать уголовной и административной ответственности.

А есть способы избавиться от обвинения, закрепленные на официальном уровне. Конституционный суд РФ в постановлении от 27 мая 2003 г. № 9-П указал, что если бухгалтер не уплатил налог по неосторожности, то привлечь его нельзя. При этом неосторожность может быть небрежной и легкомысленной. Небрежность – это когда человек вообще не знал о том, что его действия могут стать причиной недоимки. Легкомысленный же бухгалтер допускает ошибку, но потом надеется все исправить. Ничего страшного, если суд вас признает небрежным или легкомысленным человеком. Это все же лучше, чем виновным.

Кроме того, дело в отношении главбуха может быть прекращено, если тот докажет, что в проверяемый отчетный период болел или отсутствовал. А вернувшись на работу, подписал, не проверив, отчетность, которую составил другой бухгалтер.

Бухгалтер – лицо незаинтересованное

Если совсем отказаться не удалось и осведомленность все же доказана, то надо упирать хотя бы на отсутствие собственного умысла. Скажем, на материальную незаинтересованность. Тем более что бонус для бухгалтера за удачную оптимизацию «в белую» не проводится.

Надо сказать, по этому поводу спорят между собой даже сотрудники правоохранительных органов. Люди на руководящих должностях в своих рассуждениях просто следуют логике.

Говорит Алексей Ильин, заместитель начальника Управления по налоговым преступлениям ГУВД Московской области, полковник милиции:

– Умысел всегда есть и всегда одинаковый – минимизация налоговых платежей. Любой нормальный главбух отлично знает, на что идет, и делает это далеко не бесплатно. Вы знаете, сколько получают бухгалтеры в больших компаниях? От 5000 до 10 000 долларов, и это в среднем, бывает и больше! И платят им такие деньги не только за умение правильно проводки составлять, так ведь? Просто руководитель приходит и ставит задачу: чем меньше я заплачу, тем больше ты получишь. А главбух уже сидит и думает, какую схему выбрать. Просто человек сопоставляет свой риск со своей выгодой.

Ну а те сотрудники ОНП, что общаются также с бухгалтерами небольших фирм, судят не столь категорично. По мнению оперативников, премия, которую бухгалтер получит, если грамотно недоплатит бюджету денег, ничтожна по сравнению с теми суммами, что пойдут в карман руководителя. Таким образом, по-настоящему в схеме заинтересован хозяин компании. Если все скрытые деньги не идут самому главбуху, то его умысел доказать нельзя. Подчеркнем: так считают оперативные работники ОНП. Но эту «человеческую» позицию обязательно учтет суд.

Бухгалтер – человек подневольный

Итак, доказать материальную заинтересованность бухгалтера сложно. Равно как и привлечь главбуха к ответственности на основании только осведомленности. Помимо этого, всегда найдутся смягчающие обстоятельства. Особенно хорош все тот же человеческий фактор, который всегда учитывают судьи. Главным образом следующий: пришлось выполнять указания начальника.

Нам возражает Алексей Ильин, заместитель начальника Управления по налоговым преступлениям ГУВД Московской области, полковник милиции:

– Я вас понимаю, вам в редакцию приходят письма, где бухгалтеры сетуют: вот, нас руководитель заставляет... Ну так узнали о махинациях – сообщите нам. Это единственный способ обезопасить себя. Ну или смените компанию.

На наш взгляд, это чересчур жесткая позиция. Да и судьи скорее всего посмотрят на ситуацию иначе. В наше время действительно страшно лишиться работы, а руководитель не станет держать бухгалтера, который отказывается помочь фирме сэкономить.

Поэтому большинство специалистов сходятся во мнении о том, что если скрыть осведомленность не удалось, то бухгалтеру стоит доказать: хотя он и знал о преступных действиях компании, но был против и предупреждал руководителя о последствиях. Каким образом это можно сделать?

В статье 7 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» сказано, что в случае разногласий между руководителем и главным бухгалтером письменное распоряжение директора выполнить определенную хозяйственную операцию снимает с главбуха всю ответственность. Впрочем, как говорят сотрудники ОНП, все это чистая теория: ни один руководитель не даст подобного распоряжения в письменной форме.

Зато следователи утверждают, что хорошим доказательством в пользу бухгалтера служат показания свидетелей. Персонал фирмы может подтвердить, что нарушение совершалось на основании устного распоряжения руководителя. Еще лучше, если коллеги слышали, как сам главбух высказывался против таких действий.

Интересный способ обезопасить себя при отсутствии свидетелей предлагает Михаил Воронин, адвокат Адвокатской конторы четвертой Московской городской коллегии адвокатов:

– Необходимо убедить следствие или судей, что главбух предупреждал руководителя о последствиях. Например, можно составить служебную записку на имя директора и указать там: главный бухгалтер против включения в налоговую декларацию таких-то расходов, так как эти сведения являются заведомо ложными и могут привести к административным и уголовным наказаниям. Поставить число, подпись и передать секретарю, а копию оставить у себя. Также можно сохранить подобное письмо в электронной почте.

Тогда главбух, возможно, докажет, что в его действиях не было состава преступления. Следователю надо сказать: «Да, я знала о том-то, но категорически была против этого. И более того, ставила руководство фирмы в известность о недопустимости такого способа, всячески этому противилась. Доказательством моих слов является направленная ранее в адрес руководителя предприятия служебная записка, в которой я изложила свою позицию. То, что я была против нарушений, могут также подтвердить другие сотрудники бухгалтерии, о допросе которых я ходатайствую...»

Было бы юридически некорректным утверждать, что служебная записка главбуха – панацея. Но при определенных обстоятельствах она сработает.

Тут остается только одно сомнение.

Его выразил Алексей Ильин, заместитель начальника Управления по налоговым

преступлениям ГУВД Московской области, полковник милиции:

– По-моему, не стоит доказывать, что вы отговаривали руководителя совершать правонарушение. Единственное, чего главбух этим добьется – избавит нас от необходимости доказывать его осведомленность.

Но, повторяем, совершенно очевидно, что вспоминать о подобной записке надо, только если оперативники уже доказали осведомленность бухгалтера. Не ранее! Ведь, указывая на эту бумагу, главбух борется за то, чтобы следователи и судьи учли его личные обстоятельства.

Вызываем огонь на себя?

Итак, доказать умысел главного бухгалтера почти невозможно. А вместе с тем в некоторых делах единственным обвиняемым проходит все же бухгалтер, даже без заинтересованного руководства. Почему?

Напомним, вторая часть статьи 199 Уголовного кодекса РФ – та, что предусматривает наиболее суровое наказание, – о сговоре директора и главного бухгалтера. А потому, по мнению адвокатов, руководителю лучше не тянуть главбуха за собой, а вообще отрицать его соучастие. Ведь если сговор не доказан, то сам директор будет обвинен не по второй, а по первой части статьи 199 Уголовного кодекса РФ.

Другой способ избежать формулировки «преступный сговор» – увы, выставить виноватым одного главбуха. Проще всего предложить бухгалтеру за признание хорошие деньги.

Комментирует Алексей Ильин, заместитель начальника Управления по налоговым

преступлениям ГУВД Московской области, полковник милиции:

– Подозреваемые уже на ранних стадиях понимают, что если докажут причастность обоих, то это уже будет группа, сговор, часть вторая статьи 199. Тогда руководитель вступает в еще один сговор – предлагает главбуху взять вину на себя. И пока мы не успели собрать доказательства, главбух уже идет с повинной и дело передается в суд.

Руководитель уверяет: я ничего не знал. Да, подписывал, ну и что? Главбух, применяя специальные знания, меня обманул. Если эти слова сопровождаются признанием бухгалтера, то ни о каком сговоре больше речи не идет. Бухгалтер получает от директора оговоренную сумму, штраф выплачивает компания.

Реальные наказания

И все-таки, вознаграждение вознаграждением, но почему бухгалтеры сознательно берут вину на себя? Неужели не боятся наказания?

Объясняет Алексей Ильин, заместитель начальника Управления по налоговым преступлениям ГУВД Московской области, полковник милиции:

– Почему на это идут? Потому что знают о мягких наказаниях. Судьи быстро проникаются к бухгалтерам. Главбухи в основном – грамотные, интеллигентные женщины, с детьми, с отличными рекомендациями... Если еще на слезу надавить, то судьи их вообще отпустить готовы. Я не помню случаев, когда бухгалтер сел исключительно по статье 199. В самом крайнем случае получают условно и, как правило, не больше двух лет.

Судьи и вправду чаще всего бывают лояльны. Ведь они рассматривают разные нарушения. А, согласитесь, после дела об убийстве налоговое преступление не кажется таким уж страшным. Поэтому бухгалтер может получить условное наказание или вообще только штраф. Да и тот скорее всего за него заплатит компания – конечно, если руководитель был в курсе нарушений.

В свою очередь, другие сотрудники ОНП рассказали, что если бухгалтера сажают (если вообще дело доходит до суда) значит, кроме недоимки есть еще какая-нибудь статья. Скажем, мошенничество. Это преступление доказывается значительно легче. А уличив человека в мошенничестве, несложно повесить на него и статью 199. Так, нам рассказали о случае, когда организация в декларациях занижала объем выпускаемой продукции. А заодно еще и «кидала» своих контрагентов. В итоге сначала руководству и бухгалтеру вменили в вину мошенничество – по статье 159 Уголовного кодекса РФ. А потом осудили еще и по статье 199 за неуплату налогов.

Между тем адвокаты умело акцентируют внимание присяжных на том, что бухгалтер – всего лишь наемный работник, который вынужден подчиняться руководителю. Материальную заинтересованность главбуха, к которому апеллирует следствие, хороший адвокат может легко опровергнуть. Плюс ко всему судьи охотно принимают к сведению различные смягчающие обстоятельства: положительные характеристики с места работы, наличие маленьких детей, оплату недоимки и то, что преступление совершено впервые.

В качестве примера приведем конкретное дело. Налоговики обнаружили, что за подмосковной строительной компанией ГУП «Нипицино» числится недоимка по НДС за 2003–2004 годы, равная 3 132 000 руб. Суд решил, что налицо умышленное уклонение от уплаты налога. И виновата в этом главбух, которая подала в инспекцию декларацию с неверными сведениями о суммах НДС, предъявленных к вычету. Основным доказательством стал баланс, который был подписан именно главным бухгалтером. Кроме того, судьи выслушали руководителя компании, а тот все свалил на главбуха. Директор указал, что в налогах совершенно не разбирается, а главный бухгалтер этим воспользовалась и ввела его в заблуждение. И все равно главбух тогда получила лишь два года условно.

Здесь же стоит привести другой пример, который можно считать редким исключением. Этот случай настолько яркий, что он лишь подтверждает правило. В городе Волгодонске Ростовской области недавно суд приговорил двух женщин – главных бухгалтеров взаимозависимых компаний к полутора годам лишения свободы. Казалось бы, наказание очень суровое. Но на самом деле вина главбухов была столь велика и столь очевидна, что все отметили снисходительность судей. Недоимка составила аж 33 млн руб., что значительно больше даже «особо крупного размера». Дамам грозило по шесть лет лишения свободы, но суд принял во внимание наличие детей.

В общем, для волнения на счет уголовной ответственности бухгалтеру нужен действительно серьезный повод. Поэтому закончим тем же, с чего и начали: берегите нервы!

Материал подготовили Ирина Ефремова,
эксперт журнала «Главбух»,
Ирина Денисова,
корреспондент журнала «Главбух»,
Наталия Телегина,
корреспондент журнала «Главбух»

Будьте в курсе!



Бухгалтерских новостей слишком много, а времени на их поиск слишком мало. Рекомендуем подписаться на новостную рассылку журнала «Главбух», чтобы следить за всеми изменениями в работе бухгалтеров.





Для того, чтобы оставить свой комментарий необходимо зайти под своим паролем или зарегистрироваться




Вопросы и ответы по теме



  • Налоговый кодекс
  • Гражданский кодекс
  • Трудовой кодекс

Новые документы

Все изменения в законодательстве для бухгалтера


Совет недели

Если акт от поставщика датирован 2015 годом, но получили вы его только сейчас, расходы можно учесть в текущем периоде. Ведь из-за ошибки налог на прибыль в 2015 году переплатили (п. 1 ст. 54 НК РФ).

Директор заваливает вас дополнительной работой?

  Результаты

Система Главбух

Профессиональная справочная система для бухгалтеров

Получить демодоступ

Программа Главбух: Зарплата и кадры

Сервис по расчету и оформлению выплат работникам

Попробовать бесплатно

Калькуляторы и справочники


Пока вы были в отпуске

Самые важные события, материалы и изменения в законе


Подписка на рассылки



Наши партнеры

  • Семинар для бухгалтера
  • Практическое налоговое планирование
  • Зарплата
  • Учет в строительстве
  • Юрист компании
  • Кадровое дело
  • Учет.Налоги.Право
  • Документы и комментарии
  • Учет в сельском хозяйстве
  • Коммерческий директор
  • Упрощенка