Журнал, справочная система и сервисы
№24
Декабрь

В свежем «Главбухе»

Как без ошибок выдать декабрьскую зарплату до Нового года

Подписка
Срочно заберите все!
№24
5 июня 2015 6 просмотров

В дополнение к вопросу №559674 от 04.06.2015 года хотелось бы уточнить насколько правомерен отказ налоговой в регистрации ликвидации Общества?Где именно указано что основанием для отказа в государственной регистрации является неоконченная выездная налоговая проверка?Кроме того учитывая что изменения в п. 4 ст. 20 Закона о государственной регистрации) вступили в силу 30 марта 2015 года, а промежуточный ликвидационный баланс сдан 06 апреля 2015 года, о чем имеется лист записи, значит ли это что на организации в которых процедура ликвидации начата до 30 марта эти изменения не распространяются?В настоящее время, то есть после всех расчетов с кредиторами, закрытия расчетного счета и выплате оставшегося имущества участнику Общества, появилось решение суда вступившее в законную силу подтверждающее наличие задолженности Общества не включённой в промежуточный ликвидационный баланс. Кредитор требование о включении подавал, но ему было отказано, так как не было решения суда. Как теперь быть с этой задолженностью?

В указанной ситуации отказ правомерен. Судебная практика исходим из мнения, что в случае предоставления юридическим лицом промежуточного ликвидационного баланса, в который не включена часть задолженности, является основанием для отказа в регистрации ликвидации либо признание регистрации недействительной (Постановления Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 № 4407/14 и от 13.10.2011 № 7075/11; Определения ВАС РФ от 23.05.2013 № ВАС-5738/13, от 11.03.2012 № ВАС-1985/12 и от 26.12.2011 № ВАС-12551/11). В том случае, если оставшееся имущество уже передано участнику, то оно должно быть возвращено для погашения задолженности, либо участник ООО будет привлечен к ответственности для уплаты задолженности общества (статья 53.1 ГК РФ; пункт 22 Постановления Пленума ВС РФ, ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8). Исходя из положений статьи 4 ГК РФ и пункта 1 статьи 6 Федерального закона от 30.03.2015 № 67-ФЗ, изменения Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ применяются к ООО, которое находится в стадии ликвидации.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Статья: Привлечение к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

<…>

«Год назад вступили в силу изменения в законодательстве, позволяющие кредиторам привлечь к субсидиарной ответственности лиц, которые довели должника до банкротства.

Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) предусматривает различные способы защиты прав кредиторов. Применение того или иного способа защиты обусловлено как характером нарушенного права, так и процедурой банкротства.

Последствия неправомерных действий учредителей, участников или собственника имущества должника — унитарного предприятия в предвидении банкротства можно устранить либо путем признания их сделок недействительными (как по общим, так и по специальным основаниям), либо путем привлечения указанных лиц к гражданско-правовой ответственности.

Нормы о субсидиарной ответственности часто носят дополнительный характер по отношению к нормам об оспаривании сделок*. Как правило, к данному способу защиты арбитражные управляющие прибегают, если невозможно оспорить сделку по одному из специальных оснований.

ПОНЯТИЕ СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Субсидиарная ответственность — это дополнительная ответственность, когда наряду с должником, не имеющим достаточных средств, на которые может быть обращено взыскание, ответственность несут другие лица1*. Субсидиарная ответственность имеет место лишь в случаях, предусмотренных законом.

По общему правилу, закрепленному в п. 3 ст. 56 ГК РФ, учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника.Но из этого правила есть исключение.

Абзац 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ посвящен ситуации, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия. На таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Аналогичные положения содержатся в п. 3 ст. 3 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», в п. 3 ст. 3 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», в п. 2 ст. 7 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (далее — Закон об унитарных предприятиях).

Право конкурсного управляющего предъявить требования к третьим лицам, которые несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника в связи с доведением его до банкротства, предусмотрено п. 5 ст. 129 Закона о банкротстве. Ответственности должника и ряда иных лиц посвящена также ст. 10 данного закона.

В эти нормы были внесены поправки Федеральным законом от 28.04.2009 № 73-ФЗ. Они вступили в силу с 05.06.2009, причем новые правила применяются только при рассмотрении дел, производство по которым возбуждено после указанной даты.

ПРИВЛЕЧЕНИЕ К СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ДО 05.06.2009

В прежней редакции п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве был закреплен перечень лиц, которые несли гражданско-правовую ответственность в случае банкротства организации, а также условия, при которых эта ответственность наступала. Указанными лицами могли быть*:

  • учредители (участники) должника;
  • собственник имущества должника — унитарного предприятия;
  • иные лица (в том числе руководитель должника), которые имеют право давать обязательные для должника указания или имеют возможность иным образом определять его действия.

Таким образом, положения п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве в этой части до недавнего времени дублировали п. 3 ст. 56 ГК РФ. При этом п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве более детально перечислял основания для привлечения указанных лиц к субсидиарной ответственности:

  • вина, выраженная в форме умысла или неосторожности;
  • противоправные действия (противоправное бездействие);
  • неблагоприятные последствия (банкротство должника);
  • наличие причинно-следственной связи между действиями учредителя (собственника, руководителя) и неблагоприятными последствиями (банкротством должника).

Размер ответственности в таких случаях определялся исходя из разницы между размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и денежными средствами, вырученными от продажи имущества или замещения активов организации-должника (п. 5 ст. 129 Закона о банкротстве). Следовательно, привлечение к субсидиарной ответственности было возможно только после того, как сформирована конкурсная масса, в противном случае в удовлетворении исковых требований отказывали2. Надо отметить, что привлечение к субсидиарной ответственности по требованиям кредиторов, не включенным в реестр, в том числе по текущим обязательствам, не предусмотрено3.

Доказать наличие перечисленных выше условий, установленных п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, было затруднительно. Наибольшие сложности вызывала причинная связь. И это вполне объяснимо, ведь в основе банкротства лежит, как правило, не одна, а комплекс причин.

Кроме того, причиной обращения в суд с подобными исками могли быть самые разнообразные действия (см. таблицу на стр. 96). При этом истцу, как правило, не удавалось доказать, что они являются действиями третьих лиц, а не самого должника.

В частности, широкое распространение получили споры о привлечении к субсидиарной ответственности собственника имущества должника — унитарного предприятия, противоправные действия которого выражались в изъятии имущества из хозяйственного ведения должника. Данное действие не только направлено против жизнеспособности самого должника, но и существенно уменьшает конкурсную массу, т. е. непосредственно нарушает интересы кредиторов.

Несмотря на это суды часто признавали, что изъятие имущества у унитарного предприятия не является основанием для привлечения собственника к субсидиарной ответственности в порядке п. 3 ст. 56 ГК РФ и п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве. Причиной такого вывода было то, что на момент изъятия имущества должник уже, как правило, обладал признаками банкротства4.

Большинство судебных актов мотивировано недоказанностью вины или причинной связи между действиями собственника имущества — унитарного предприятия и банкротством должника5.

В то же время ФАС Уральского округа в ряде случае удовлетворил исковые требования, признав доказанным наличие вины собственника и причинной связи6.

В ряде случаев ответчики в обоснование отсутствия своей вины указывали, что должник сам отказался от имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения7. Вопрос о правомерности такого отказа спорен.

Позиция суда. ФАС Поволжского округа в постановлении от 15.01.2009 по делу № А55-8140/2008 пришел к выводу, что добровольный отказ предприятия от имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения, не допускается в силу положений п. 3 ст. 18 Закона об унитарных предприятиях.

Тем не менее в большинстве случаев суды подтверждали правомерность отказа унитарного предприятия от имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения.

В целом многочисленные отказы судов в удовлетворении исковых требований о привлечении к субсидиарной ответственности третьих лиц, чьи действия привели к банкротству должника, свидетельствовали о неэффективности положений п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве. Возможно, именно под влиянием такой практики в данную норму были внесены существенные изменения.

ПРИВЛЕЧЕНИЕ К СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПОСЛЕ 05.06.2009

Действующая редакция Закона о банкротстве в качестве субъекта субсидиарной ответственности называет «контролирующее лицо». Содержание данного понятие раскрыто в ст. 2 Закона о банкротстве, причем оно не отличается четкостью и определенностью, предоставляя правоприменителю возможность широкого толкования. Статья 2 Закона о банкротстве не дает прямого ответа, могут ли руководитель, учредители и собственник имущества признаваться контролирующим лицом*. По мнению автора, нет никаких препятствий для этого.

Понятие «контролирующее лицо», являясь относительно новым для отечественного законодательства, давно используется в законодательстве зарубежных стран. Анализируя практику применения законодательства США по данному вопросу, Е. А. Колиниченко приводит пример дела Rubin Bros. Footwear, Inc.

Зарубежная практика. Должник сообщил кредитору о своем плачевном финансовом состоянии и намерении подать заявление о возбуждении процедуры несостоятельности в отношении себя. После этого кредитор порекомендовал должнику не торопиться обращаться в суд и предложил нанять знакомого консультанта, который бы помог должнику преодолеть трудности. Должник последовал совету кредитора.

Впоследствии должник утверждал, что нанятый консультант завуалированно работал на кредитора с целью погасить часть задолженности перед ним, а на часть задолженности предоставить обеспечение.

Суд посчитал, что если должник докажет свою правоту, кредитор будет признан лицом, контролирующим должника8.

Представляется, что отечественный законодатель идет по этому же пути, расширив перечень лиц, подлежащих привлечению к субсидиарной ответственности. Но проблема в том, что грамматическое толкование новой редакции п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве не вносит ясности в понимание данной нормы. Представляется, что в п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве речь теперь идет о двух разных ситуациях.

Новые условия субсидиарной ответственности

Контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по требованиям о возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов в результате*:

  • исполнения указаний контролирующих должника лиц или
  • исполнения текущих обязательств при недостаточности его имущества, составляющего конкурсную массу.

В первом случае основаниями для привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности являются:

  • причинение вреда кредиторам9;
  • наличие указаний контролирующих лиц;
  • причинно-следственная связь между указаниями и вредом.

Во втором случае основаниями для привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности являются:

  • причинение вреда кредиторам;
  • исполнение текущих обязательств при недостаточности имущества должника.

Таким образом, теперь субсидиарная ответственность связана не с доведением юридического лица до банкротства, а с причинением вреда имущественным правам кредиторов. Понятие вреда, причиненного имущественным правам кредиторов, охватывает более широкий круг противоправных действий контролирующих лиц по сравнению с термином «доведение до банкротства» и более конкретно определяет характер этих действий. Противоправными теперь однозначно можно считать действия контролирующего лица, приведшие к усугублению имущественного положения должника, уже имеющего признаки неплатежеспособности или недостаточности имущества10.

Кроме того, по действующей редакции Закона о банкротстве привлечение контролирующего лица к субсидиарной ответственности не зависит от вины контролирующего лица. Наличие самого вреда является достаточным основанием для привлечения контролирующего лица к ответственности. Это обеспечивает интересы кредиторов, но противоречит условиям наступления гражданско-правовой ответственности, установленным ГК РФ.

По сути, произошла замена взыскания убытков на привлечение к субсидиарной ответственности. Между тем привлечение контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по всем обязательствам должника при недостаточности его имущества приводит либо к необоснованному снижению объема ответственности контролирующих лиц перед должником (если размер недостающих средств меньше размера причиненных убытков), либо к его необоснованному увеличению (если размер недостающих средств выше размера причиненных убытков)11.

Практика применения прежней редакции Закона о банкротстве по рассматриваемому вопросу была удручающей, в том числе и из-за невозможности доказать вину контролирующих лиц. Однако, как утверждает О. Р. Зайцев, если при банкротстве мы не можем доказать вину лица и причинно-следственную связь между его деянием и банкротством организации, нет оснований для привлечения такого лица к ответственности12.

В литературе высказана и иная позиция, согласно которой представляется оправданным возложение ответственности при банкротстве на любое контролирующее лицо, недобросовестно действующее в ущерб юридическому лицу13.

Вместе с тем новые положения п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве не решают главной проблемы — доказывания того, что указания контролирующего лица имели место. В литературе высказано предложение ввести презумпцию знания контролирующим лицом имущественного положения должника (подобно тому, как это сделано в ст. 61.2 Закона о банкротстве применительно к оспариванию подозрительных сделок должника)14.

Наконец, остается актуальным еще один вопрос, касающийся условий применения субсидиарной ответственности при банкротстве. Несмотря на то, что п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве подвергся существенной редакции, п. 3 ст. 56 ГК РФ сохраняет силу. В связи с этим неясно, как соотносятся данные нормы.

Представляется, что п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве — это специальная норма, не исключающая действия п. 3 ст. 56 ГК РФ как нормы общего характера. Следовательно, кредитор по-прежнему может обратиться в суд с иском к лицам, указанным в п. 3 ст. 56 ГК РФ, на том основании, что банкротство вызвано действиями таких лиц. При этом для доказывания будет важен именно факт доведения до банкротства.

Право на обращение с иском

На практике при применении п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве был актуален вопрос, может ли кредитор обратиться в суд с требованием о привлечении собственника к субсидиарной ответственности или это прерогатива только арбитражного управляющего*.

Положения действующего Закона о банкротстве не дают прямого ответа. Из буквального толкования ст. 129 Закона о банкротстве следует, что предъявление подобных исков — прерогатива конкурсного управляющего.

Новая редакция п. 6 ст. 10 Закона о банкротстве гласит, что заявителем по данной категории дел является арбитражный управляющий в процедуре конкурсного производства.

Однако этому противоречит новая редакция п. 12 ст. 142 Закона о банкротстве, в которой прямо указано, что с подобными исками могут обращаться в суд кредиторы и уполномоченные органы.

Ранее суды в ряде случаев признавали возможность предъявления указанных исков самими кредиторами или предприятиями-должниками. В то же время судебная практика не отличалась единообразием.

Практика. ФАС Северо-Кавказского округа в постановлении от 19.10.2004 № Ф08-4597/2004 указал, что надлежащими истцами по настоящей категории споров вправе выступать только сами муниципальные предприятия, у которых актами органов местного самоуправления изъято имущество.

ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 27.02.2007 по делу № А66-17059/2005 признал неправомерными доводы суда первой инстанции об отсутствии у истца как бывшего конкурсного кредитора предприятия права на иск. Исходя из содержания и смысла п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве суд признал, что кредитор предприятия, перед которым у должника имелись непогашенные обязательства, вправе предъявить требование, вытекающее из субсидиарной ответственности собственника имущества должника.

Противоположная позиция изложена в постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 25.10.2006 по делу № А26-3265/2006-110 и от 22.09.2004 по делу № А56-24844/03. В них указано, что конкурсные кредиторы предприятия не вправе самостоятельно обращаться в суд с требованием о привлечении администрации к субсидиарной ответственности (такие иски вправе заявлять в суд только конкурсные управляющие должников в интересах всех конкурсных кредиторов)15.

Вопрос о возможности предъявления указанных заявлений кредиторами и уполномоченными органами является дискуссионным и в литературе.

По мнению М. В. Телюкиной, целесообразнее было бы установить, что субъектом требований является не должник в лице конкурсного управляющего, а кредиторы в части недополученного удовлетворения требований16.

Н. Разоренов отмечал, что обращение в суд с заявлением о привлечении руководства должника к субсидиарной ответственности возможно только после окончания конкурсного производства при условии, что кредитор не получил удовлетворения за счет конкурсной массы должника17.

Судебные расходы

Неясным остается вопрос и о распределении судебных расходов на уплату государственной пошлины.

Обращаясь от своего имени, конкурсный управляющий по правилам ст. 110 АПК РФ несет процессуальные расходы по уплате государственной пошлины. Однако в процедуре конкурсного производства арбитражный управляющий действует в интересах кредиторов, поскольку цель конкурсного производства — соразмерное удовлетворение требований кредиторов.

Представляется, что расходы по уплате государственной пошлины должны относиться на имущество должника. Подобный вывод нашел отражение в судебной практике.

Позиция суда. ФАС Волго-Вятского округа в постановлении от 20.09.2007 по делу № А29-8623/2006-2э указал: «Несмотря на то, что подобные заявления подаются конкурсными управляющими от своего имени, расходы по уплате государственной пошлины возлагаются на должника».

Судебные сроки

Одним из спорных в арбитражной практике являлся вопрос о порядке исчисления сроков исковой давности для привлечения собственника имущества к субсидиарной ответственности. С какого момента подлежит исчислять срок исковой давности С момента совершения неправомерных действий или с момента введения в отношении предприятия конкурсного производства Судебная практика предпочла второй вариант18.

В то же время в литературе было предложено исчислять срок исковой давности со дня завершения конкурсного производства19.

Исходя из новой редакции п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве можно сделать вывод, что срок исковой давности теперь должен исчисляться с момента приостановления расчетов с кредиторами по требованиям о возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов*.

ВЫВОДЫ

В настоящее время судебная практика по вопросу применения новых положений п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве еще не сложилась. Однако следует признать, что положения действующего п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, исключающие необходимость доказывания вины контролирующих лиц, позволят конкурсному управляющему и кредиторам реально использовать механизм привлечения к субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность теперь связана не с доведением должника до банкротства, а с причинением вреда имущественным правам кредиторов

ТАБЛИЦА. Причины обращения кредиторов в суд с исками о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника

<…>

08.06.2015

С уважением, Ирина Коноплева,

эксперт Системы Юрист

Ответ утвержден Валентиной Яковлевой,

ведущим экспертом Системы Юрист

Персональные консультации по учету и налогам

Лучшие ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву. Ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву.





Совет недели

Если акт от поставщика датирован 2015 годом, но получили вы его только сейчас, расходы можно учесть в текущем периоде. Ведь из-за ошибки налог на прибыль в 2015 году переплатили (п. 1 ст. 54 НК РФ).
  • Налоговый кодекс
  • Гражданский кодекс
  • Трудовой кодекс

Новые документы

Все изменения в законодательстве для бухгалтера


Какие отчеты руководитель просит Вас сделать в Excel чаще всего?

  Результаты

Система Главбух

Профессиональная справочная система для бухгалтеров

Получить демодоступ

Программа Главбух: Зарплата и кадры

Сервис по расчету и оформлению выплат работникам

Попробовать бесплатно


Калькуляторы и справочники


Пока вы были в отпуске

Самые важные события, материалы и изменения в законе


Подписка на рассылки



Наши партнеры

  • Семинар для бухгалтера
  • Практическое налоговое планирование
  • Зарплата
  • Учет в строительстве
  • Юрист компании
  • Кадровое дело
  • Учет.Налоги.Право
  • Документы и комментарии
  • Учет в сельском хозяйстве
  • Коммерческий директор
  • Упрощенка