Журнал, справочная система и сервисы
№24
Декабрь

В свежем «Главбухе»

ФНС заранее разъяснила, какие коды ставить в годовой отчетности

Подписка
Срочно заберите все!
№24
22 июля 2015 8 просмотров

Есть организация (применяет режим Усно-15%) учредитель 100% нерезидент (бельгиец), это предприятие приобретает в Уставной капитал акции (по номиналу) другого предприятия (оно тоже на Усно-15% и учредитель 100% владеющий этими акциями нерезидент (бельгиец), т.е. получается то предприятие которое продает свои акции становится " дочкой" того предприятия, которое приобретает эти акции. Такая сделка будет считаться реализацией? Если будет считаться реализацией какое предприятие должно будет заплатить какие налоги? Теперь еще такой момент, дочка может все свои обязательства и активы передать на баланс "головному предприятию"? Если может, то будет ли это тоже считаться реализацией или нет, если реализация- то тогда какие налоги платит и кто? Еще такой момент, у "дочки" есть недвижимость, которое заложена в банке, так как "дочка" в свое время выступала поручителем по кредиту у другой организации, эту недвижимость она имеет право передать "головной" или она может передать только после погашения кредита? Вообще, как на практике у нас относятся к организациям, которые имеют "дочек"? "Дочка" несет ответственность за "Голову" по финансово-хозяйственной деятельности? При проверках какие риски несет "дочка", а какие" голова"?

В соответствии со ст. 67.3 ГК РФ дочернее общество не отвечает по долгам основного хозяйственного товарищества или общества. Основное хозяйственное товарищество или общество отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение указаний или с согласия основного хозяйственного товарищества или общества. В налоговом отношении же данные компании попадают особых контроль в отношении контролируемых сделок.

В силу же статьи 37 Закона об ипотеке (залоге недвижимости) имущество, заложенное по договору об ипотеке, может быть отчуждено залогодателем другому лицу лишь с согласия залогодержателя, если иное не предусмотрено договором об ипотеке. Соответственно, указанная передача имущества в период действия кредитного договора допускается только при согласии банка.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Статья. Деятельность дочерней компании. Как привлечь основное общество к солидарной ответственности

«До настоящего времени ни в доктрине, ни в судебной практике нет единого понимания вопроса о праве основного общества (товарищества) давать дочернему обществу обязательные указания. До конца неясно, каким образом должно реализоваться данное право и как оно соотносится с конститутивным признаком юридического лица – его самостоятельностью.

Из норм Гражданского кодекса РФ, посвященных отношениям между основным и дочерним обществами, следует, что общество является дочерним, если другое общество (товарищество) в силу одного из указанных в законе оснований (преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом) имеет возможность определять его решения. Согласно закону основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, должно отвечать солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний (п. 2 ст. 105 ГК РФ). Статья 6Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон № 208-ФЗ) и ст. 6 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон № 14-ФЗ) содержат аналогичные положения. При этом в п. 2 ст. 6 Закона № 208-ФЗ перечислены квалифицирующие признаки данного института – основное общество имеет право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания только в случае, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или уставе дочернего общества. В каких же случаях основное общество будет нести солидарную ответственность за деятельность своего дочернего общества?

ОСНОВНОЕ ОБЩЕСТВО ДОЛЖНО ДОКАЗАТЬ ОТСУТСТВИЕ ВИНЫ В ПРИЧИНЕНИИ УБЫТКОВ ДОЧЕРНЕМУ ОБЩЕСТВУ

В настоящее время абсолютно доминирующими в арбитражной практике являются иски кредиторов дочерних обществ, которые в соответствии со ст. 105 ГК РФ ставят вопрос о взыскании с основного общества солидарно задолженности по тем или иным договорам дочерней компании.

Необходимо заметить, что в настоящее время иски о взыскании убытков с материнских компаний, как в соответствии с п. 2, так и в соответствии с п. 3 ст. 105 ГК РФ удовлетворяются довольно редко. В этом контексте многие крупные российские холдинги, дополнительно успокаивает известная правовая позиция Конституционного суда РФ относительно институционального порядка применения указанных норм. Предусмотренное п. 3 ст. 105 ГК РФ и п. 3 ст. 6 Закона № 208-ФЗ право акционеров дочернего общества требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, возникает, вопреки утверждению заявителя, не только в случае, когда основное общество использовало имеющееся у него право давать обязательные для дочернего общества указания, но и в случае использования им иных возможностей влиять на решения дочернегообщества (например, в силу преобладающего участия основного общества в уставном капитале дочернего).

Кроме того, в отношении ответственности основного общества за причиненные его действиями убытки, действуют общие принципы ответственности, установленные ГК РФ как для граждан, так и для юридических лиц. В частности, основанием для привлечения к ответственности является вина в любой форме. Доказывание же отсутствия вины в причинении убытков основным обществом дочернему возлагаетсяст. 401 ГК РФ на ответчика (определение КС РФ от 08.04.2010 № 453-О-О).

Вместе с тем многие российские компании (преимущественно не являющиеся публичными) предпочитают «теневые» механизмы применения режимов прямого управления. А при такой схеме – если отсутствуют доказательства дачи указаний со стороны основного обществадочернему, нет и оснований для взысканий кредиторами с дочернихобществ. Публичные акционерные общества идут на риски открытой эксплуатации указанного режима с полным пониманием того, что баланс его достоинств и недостатков в большей степени – положительный.

Так, по одному из дел совет директоров дочернего общества принял решение об одобрении передачи основному обществу объектов недвижимого имущества в порядке, предусмотренном подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ. Отказывая в регистрации перехода права собственности на эти объекты недвижимости, управление Росреестра руководствовалось тем, что у основного общества отсутствуют какие-либо вещные права на имуществодочернего общества. Действующим законодательством не предусмотрена возможность добровольного отказа общества от собственного имущества. Кроме того, указанная сделка между основным и дочерним обществами является безвозмездной, так как не предусматривает никакого встречного исполнения обязательств. Поэтому является ничтожной и не порождает каких-либо последствий для указанных обществ. Арбитражные суды трех инстанций согласились с Росеестром. Однако коллегия судей ВАС РФ, отвергая правомерность этого подхода, изложила иную позицию, руководствуясь как раз ст. 105 ГК РФ. В рассматриваемом деле основное общество владеет долей 99,99996% в уставном капитале дочернего. ВАС РФ указал, что экономические отношения между основным и дочернимобществами могут предполагать не только вложения основного общества в имущество дочернего на стадии его учреждения, но и на любой стадии его деятельности. Кроме того, экономическая целесообразность в отношенияхдочернего и основного обществ может вызывать необходимость и в обратной передаче имущества от дочернего общества к основному. Учитывая степень корпоративного контроля, осуществляемого основным обществом в отношении ООО, первое имеет возможность давать обязательные для его дочернего общества указания, в том числе и в отношении его имущества. В результате ВАС РФ сделал вывод о том, что отказ Росреестра в регистрации перехода права собственности на объекты недвижимого имущества от дочернего общества к основному не соответствует закону. Дело было передано на рассмотрение в Президиум ВАС РФ (определение ВАС РФ от 03.10.2012 по делу № А28-5775/2011-223/12).

УКАЗАНИЯ ОСНОВНОГО ОБЩЕСТВА НА СОВЕРШЕНИЕ ДЕЙСТВИЙ ДОЧЕРНИМ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПРЯМО ВЫРАЖЕНЫ

На первый взгляд, формулировка нормы п. 2 ст. 105 ГК РФ двусмысленности в признаках наличия (доказательств направления) указаний не допускает. Критерии права на указание основным обществом дочернему первичны. Как представляется, арбитражные суды вполне последовательно учитывают данную субординацию квалифицирующих признаков.

Так, по одному из дел общество обратилось в суд с требованием о привлечении ОАО к субсидиарной ответственности по убыткам общества. ОАО являлось единственным учредителем общества с долей в уставном капитале последнего в 100 процентов. Суд первой инстанции удовлетворил требования общества. Однако суды вышестоящих инстанций установили, что доказательств, свидетельствующих о том, что ответчик имел право давать обществу обязательные для него указания заявителем не представлено. Кроме того, субсидиарная ответственность ОАО по обязательствам общества не была предусмотрена учредительными документами последнего. В связи с чем суды правомерно пришли к выводу об отсутствии оснований для привлечения ОАО к субсидиарной ответственности на основании п. 2 ст. 105 ГК РФ (определение ВАС РФ от 21.04.2010 № ВАС-4440/10).

Как показывает практика, даже самой тесной взаимосвязи между основным и дочерним обществами явно недостаточно для привлечения основного общества к солидарной ответственности по обязательствамдочернего. Для этого необходимо наличие достаточных доказательств того, что основным обществом были даны прямые указания на совершение каких-либо действий, повлекших убытки дочернего.

Так, в другом деле основное общество располагало двумя инструментами корпоративного контроля ООО – обладало контрольной долей, являясь его единственным участником, а также статусом управляющей компании ООО. Между обществами был заключен договор о передаче полномочий исполнительных органов общества. Однако суд отверг претензии истца о взыскании убытков с основного общества, мотивировав свою позицию следующим образом. Истцом не было представлено доказательств, подтверждающих, что основное общество реализовало принадлежащее ему право давать дочернему обществу указания, обязательные к исполнению последним. Доказательств того, что договор поставки был заключен и товар поставлен во исполнение указаний основного общества, обязательных длядочернего, в материалы дела представлено не было. По смыслу ст. 105 ГК РФ указания материнского общества дочернему должны быть прямо выражены. Доказательств, свидетельствующих о направлении основным обществом в адрес ООО указаний о заключении договора с истцом, не было представлено. Кроме того, суд подчеркнул, что сам по себе тот факт, что ответчики состоят в отношениях основного и дочернего обществ, не является основанием для вывода о совершении спорной сделки во исполнение указаний основного общества. Наличие у юридического лица статуса дочернего общества не ограничивает его самостоятельности в решении хозяйственных вопросов и заключении сделок (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.05.2012 по делу № А50-21458/2011).

Однако следует отметить, что имеются и иные подходы. Подтверждением тому может служить особое мнение, которое в свое время было выражено в отношении указанной выше субординации критериев в совместномпостановлении пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8.

Цитата: «<…> Необходимо иметь в виду, что взаимоотношения двух хозяйственных обществ могут рассматриваться как взаимоотношения основного и дочернего общества, в том числе и применительно к отдельной конкретной сделке, в случаях, когда основное общество (товарищество) имеет возможность определять решения, принимаемые дочернимобществом, либо давать обязательные для него указания» (п. 31 постановления Пленума ВС РФ № 6 и Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996).

Арбитражные суды часто ссылаются на этот пункт. Между тем возьму на себя смелость выдвинуть такое предположение, что по существу выделенного аспекта конструкции данная позиция применяется редко.

Таким образом, подход, согласно которому указания должны быть прямо выражены, является доминирующим. Сам по себе тот факт, что ответчики состоят в отношениях основного и дочернего обществ, не является основанием для вывода о совершении спорной сделки во исполнение указаний первого. В этом плане вполне закономерно, что в процессе исследования доказательств суды достаточно щепетильно изучают вопрос о документарной или иной материальной реализации соответствующего права основного общества давать управленческие указания.

Так, по одному делу суд не принял в качестве доказательства факт состоявшегося указания основного общества дочернему – решение об одобрении крупной сделки. Суд указал, что обстоятельства одобрения ответчиками крупной сделки эмитента по выпуску ценных бумаг не могут служить основанием для привлечения ответчиков именно к солидарной ответственности. Поскольку норма п. 2 ст. 105 ГК РФ возлагает солидарную ответственность на основное общество только в том случае, если им были даны обязательные для дочернего общества указания по совершению сделки, а не одобрена в соответствии с требованиями действующего законодательства крупная сделка (постановление ФАС Московского округа от 02.07.2010 по делу № А41-6865/09).

Между тем Конституционный суд РФ, похоже, допускает, что решения органов управления основного общества в принципе могут быть выражением указания для дочернего. Как следовало из представленных в Конституционный суд материалов дела, суд, отказывая в иске о привлечении ОАО к субсидиарной ответственности по обязательствамдочернего общества в связи с доведением последнего до банкротства, не только исходил из отсутствия какого-либо договора между сторонами, предусматривающего право ответчика давать обязательные указания, но и из соответствующего положения в уставе дочернего общества. Судом также были исследованы иные обстоятельства дела, в частности, протоколы заседаний совета директоров ОАО и руководящих органов его дочернегообщества, в которых не было обнаружено каких-либо обязательных указаний ответчика истцу, которые привели бы к банкротству последнего (определение от 15.11.2007 № 846-О-О).

В другом деле суд кассационной инстанции увидел признаки указания в тексте агентского договора. Суды первой и апелляционной инстанций исследовали представленные в материалы дела доказательства в совокупности по правилам ст. 71 АПК РФ и установили, что ОАО, являясь учредителем общества, владеет 51% акций последнего и, соответственно, имеет преобладающее участие в его уставном капитале. Также они оценили взаимоотношения ОАО и общества, придя к правильному выводу о наличии оснований для солидарной ответственности указанных обществ (постановление ФАС Уральского округа от 14.03.2011 по делу № А76-42554/2009-61-1029/23).

ГОСУДАРСТВО, ЯВЛЯЯСЬ ЕДИНСТВЕННЫМ УЧРЕДИТЕЛЕМ ОБЩЕСТВА, НЕ МОЖЕТ РАССМАТРИВАТЬСЯ КАК ОСНОВНОЕ ОБЩЕСТВО

При определении квалифицирующих признаков права на дачу указаний между акционерными обществами все более или менее понятно, учитывая наличие положения п. 2 ст. 6 Закона № 208-ФЗ, в котором перечислены такие признаки. У обществ с ограниченной ответственностью данная правоприменительная проблема в настоящее время сохраняет свою актуальность. Все дело в разных формулировках закона.

Статья 6 Закона № 14-ФЗ, в отличие от ст. 6 Закона № 208-ФЗ, критерии возникновения права на «указания» не устанавливает. Вместе с тем почти три года назад эта проблема была предметом рассмотрения Конституционного суда РФ.

Цитата: «Что касается предполагаемого нарушения принципа равенства хозяйствующих субъектов применительно к обществам с ограниченной ответственностью и акционерным обществам пунктом 3 статьи 6 Федерального закона «Об акционерных обществах» в части, устанавливающей основания наступления ответственности основного общества за убытки, причиненные дочернему обществу, то Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях указывал, что, поскольку субъекты предпринимательской деятельности равны перед законом, государство не вправе вводить неоправданные льготы или преференции либо неравный правовой режим функционирования в одинаковых отношениях и ситуациях; положение статьи 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации «все равны перед законом и судом» означает, что при равных условиях субъекты права должны находиться в равном положении; если же условия не являются равными, федеральный законодатель вправе установить для них различный правовой статус (определение от 2 февраля 2006 года № 17-О)» (определение КС РФ от 08.04.2010 № 453-О-О).

Однако нет уверенности в том, что предложенная Конституционным судом правовая позиция разрешит эту проблему. Заметим, что в некоторых случаях суды применяют указанные положения ст. 6 Закона № 208-ФЗ в отношении дочерних обществ с ограниченной ответственностью, не ссылаясь явно на институт аналогии закона (ст. 6 ГК РФ) (см., напр.,определение Московского городского суда от 12.10.2011 по делу № 33-29179). Полагаем, что по этому случаю, в конечном итоге, свое веское слово все-таки должен сказать законодатель.

Что же касается перспектив привлечения к солидарной ответственности государства, фактически реализующего корпоративно-управленческую миссию основного общества – суды в этом сегменте придерживаются единого мнения.

Так, по одному из дел в обоснование своих требований о взыскании с Минимущества денежных средств истец ссылался на то, что в соответствии сп. 2 ст. 105 ГК РФ Минимущество, являясь единственным участником ОАО, обязано солидарно с последним нести ответственность по сделкам, заключенным ОАО. Распоряжение Минимущества об одобрении крупных сделок ОАО было издано в связи с осуществлением Минимуществом полномочий акционера ОАО в соответствии с законодательством. Согласност. 56 Устава Московской области правительство Московской области является высшим, постоянно действующим, коллегиальным органом исполнительной государственной власти Московской области.

Суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что открытое акционерное общество не является дочерним обществом правительства Московской области в лице Минимущества Московской области, поскольку последнее не является хозяйственным обществом или товариществом (постановление ФАС Московской области от 22.06.2011 по делу № А41-28715/09).

Таким образом, государство, даже выступая в роли единственного участника общества, не может быть признано «основным обществом», имеющим право на дачу указаний».

Персональные консультации по учету и налогам

Лучшие ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву. Ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву.



Вопросы и ответы по теме



Совет недели

Если акт от поставщика датирован 2015 годом, но получили вы его только сейчас, расходы можно учесть в текущем периоде. Ведь из-за ошибки налог на прибыль в 2015 году переплатили (п. 1 ст. 54 НК РФ).
  • Налоговый кодекс
  • Гражданский кодекс
  • Трудовой кодекс

Новые документы

Все изменения в законодательстве для бухгалтера


Директор заваливает вас дополнительной работой?

  Результаты

Система Главбух

Профессиональная справочная система для бухгалтеров

Получить демодоступ

Программа Главбух: Зарплата и кадры

Сервис по расчету и оформлению выплат работникам

Попробовать бесплатно


Калькуляторы и справочники


Пока вы были в отпуске

Самые важные события, материалы и изменения в законе


Подписка на рассылки



Наши партнеры

  • Семинар для бухгалтера
  • Практическое налоговое планирование
  • Зарплата
  • Учет в строительстве
  • Юрист компании
  • Кадровое дело
  • Учет.Налоги.Право
  • Документы и комментарии
  • Учет в сельском хозяйстве
  • Коммерческий директор
  • Упрощенка