Журнал, справочная система и сервисы
№7
Апрель

В свежем «Главбухе»

Номер за пять минут

Подписка
3 месяца подписки в подарок!
№7
17 сентября 2015 702 просмотра

Прошу Вас дать экспертное заключение по вопросу налоговых рисков, связанных с осуществлением сделок между аффилированными или взаимозависимыми лицами, применяющими разные режимы налогообложения. Какова степень налоговых рисков при условии существования деловой цели и ее совмещения с возможностью применения УСН.

Многие сделки и цепочки сделок автоматически привлекают повышенное внимание налоговых органов, потому что похожи на схемы минимизации налогообложения. Сама по себе взаимозависимость не доказывает ни получение необоснованной налоговой выгоды, ни совершение правонарушения, ни уход от налогов, хотя инспекторы пытаются самыми разными фактами доказать взаимосвязь, активно используют любые факты, которые, на их взгляд, могут убедить судей. Например, совпадение юридического адреса, телефона, учредителей и должностных лиц компаний, обслуживание через один банк и т. д.

Однако Пленум Высшего арбитражного суда в своем постановлении от 12.10.06 № 53 разъяснил, что о взаимосвязи компаний можно судить по множеству факторов. Но все они должны оцениваться только с учетом других фактических обстоятельств, свидетельствующих о том, что умышленные действия компаний были направлены на налоговую экономию.

Налоговики в любом разделении бизнеса на несколько юридических лиц видят схему ухода от налогов. Тем более если исходная компания находилась на общем режиме налогообложения, а вновь возникшие организации применяют «вмененку» или «упрощенку». Либо если исходная организация была на спецрежиме, но вскоре утратила бы право на его применение.

Инспекторы считают дробление бизнеса искусственным и рассматривают группу компаний как единое юрлицо. В итоге они доначисляют исходной организации «общережимные» налог на прибыль, НДС и налог на имущество, пени и штрафы.

При этом суды не считают дробление бизнеса налоговой схемой, если собственники преследовали деловые цели.

Разукрупнение организации и создание новых юридических лиц не противоречит законодательству. Гражданский кодекс разрешает собственникам компании проводить реорганизацию (п. 1 ст. 57 ГК РФ). В том числе в форме разделения или выделения из ее состава нескольких юридических лиц (п. 3 и 4 ст. 58 ГК РФ).

Но необходимость реорганизации придется доказывать, если благодаря ее проведению удалось сэкономить на налогах. Поэтому в решении участников организации целесообразно прописать, какие деловые цели преследует дробление бизнеса. Судебная практика показывает, что наиболее убедительными целями являются:

—?улучшение бизнес-процессов (постановления Арбитражного суда Уральского округа от 28.05.15 № Ф09-2862/15 и № Ф09-2951/15ФАС Уральского округа от 18.03.13 № Ф09-510/13 и Шестого арбитражного апелляционного суда от 12.09.12 № 06АП-3641/2012(оставлено в силе постановлением ФАС Дальневосточного округа от 14.01.13 № Ф03-5934/2012));
—?повышение эффективности работы компании, усиление внутреннего контроля (постановления Арбитражного суда Уральского от 28.05.15 № Ф09-2862/15 и № Ф09-2951/15Северо-Кавказского от 19.03.15 № Ф08-989/2015 округов, ФАС Уральского округа от 18.03.13 № Ф09-510/13);
—?налаживание контактов с контрагентами, разделение клиентов между компаниями в зависимости от того, физическими или юридическими лицами они являются (постановления Арбитражного суда Уральского округа от 28.05.15 № Ф09-2862/15 и № Ф09-2951/15, ФАС Уральского от 26.12.12 № Ф09-12408/12 и Поволжского от 07.06.12 № А57-9593/2011 округов);
—?сокращение затрат или предотвращение банкротства организации (постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19.03.15 № Ф08-989/2015 и ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.09.13 № А19-22759/2012);
—?создание нового бренда или расширение использования товарного знака (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.15 № 13АП-4559/2015);
—?организация или расширение сети сбыта, открытие новых магазинов (постановления Арбитражного суда Уральского от 27.05.15 № Ф09-2613/15 и № Ф09-2699/15Поволжского от 27.11.14 № Ф06-17486/2013 округов, ФАС Западно-Сибирского округа от 21.03.12 № А03-8363/2011 и Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.15 № 13АП-4559/2015);
—?освоение новых видов деятельности (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.09.13 № А19-22759/2012);
—?минимизация бизнес-рисков. Например, риска потери лицензируемого бизнеса в конкретном регионе (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.01.15 № Ф03-5980/2014).

НК РФ не запрещает компаниям выбирать наиболее выгодную систему налогообложения

Дополнительным плюсом будет разработка бизнес-плана или проекта реорганизации. Так компании будет проще доказать, что разукрупнение бизнеса вызвано деловыми целями, а не желанием минимизировать налоги или сохранить право на применение «вмененки» или упрощенной системы налогообложения.

Хотя суды отмечают, что налоговое законодательство не запрещает юридическим лицам выбирать наиболее выгодную для них систему налогообложения (постановления ФАС Поволжского округа от 18.06.14 № А55-17026/2013 и Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.07.12 № 18АП-6015/2011 (оставлено в силе постановлением ФАС Уральского округа от 23.10.12 № Ф09-9687/12)).

Нет запрета и на создание новых организаций и передачу им части функций (постановления Арбитражного суда Уральского округа от 28.05.15 № Ф09-2951/15, ФАС Поволжского от 18.06.14 № А55-17026/2013 и Уральского от 26.12.13 № Ф09-13158/13округов).

По общему правилу сделки между двумя взаимозависимыми организациями, одна из которых освобождена от уплаты налога на прибыль, признаются контролируемыми, если годовой суммарный доход по таким сделкам превышает 60 млн руб. Это следует из положений подпункта 4 пункта 2 и пункта 3 статьи 105.14 Налогового кодекса РФ. При этом под суммарным годовым доходом следует понимать доходы обоих контрагентов по всем сделкам, совершенным этими лицами друг с другом за год.

Следует отметить, что использование в контролируемых сделках цен, не соответствующих рыночному уровню, может повлечь за собой дополнительное начисление налогов. При этом доначислены могут быть только те налоги, которые названы в пункте 4 статьи 105.3 Налогового кодекса РФ: НДС, НДПИ, налог на прибыль и НДФЛ. Поскольку единого налога при упрощенке в этом перечне нет, при занижении цены сделки пересчет налоговой базы у участника, применяющего упрощенку, не производится.

Обоснование

1. Из рекомендации
Андрея Кизимова, заместителя директора департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России

Признаются ли контролируемыми сделки между двумя российскими взаимозависимыми организациями, одна из которых применяет упрощенку

Да, признаются, если суммарный годовой доход по этим сделкам превышает установленные стоимостные ограничения.

По общему правилу сделки между двумя взаимозависимыми организациями, одна из которых освобождена от уплаты налога на прибыль, признаются контролируемыми, если годовой суммарный доход по таким сделкам превышает 60 млн руб. Это следует из положений подпункта 4 пункта 2 и пункта 3 статьи 105.14 Налогового кодекса РФ. При этом под суммарным годовым доходом следует понимать доходы обоих контрагентов по всем сделкам, совершенным этими лицами друг с другом за год. Для организаций на упрощенке это возможно, если, например, доход от реализации товаров (работ, услуг) взаимозависимому контрагенту составит 50 млн руб., а стоимость товаров (работ, услуг), приобретенных у этого контрагента, – 20 млн руб. О совершении таких сделок каждый из их участников обязан информировать налоговую службу (п. 1 ст. 105.16 НК РФ).

В то же время если сумма доходов, полученных организацией на упрощенке, превысит 60 млн руб. (без учетакоэффициента-дефлятора), то она потеряет право применять спецрежим и должна будет перейти на общую систему налогообложения. В этом случае оценивать контролируемость сделок нужно по другому критерию. Сделки между взаимозависимыми организациями – плательщиками налога на прибыль признаются контролируемыми, если суммарный годовой доход по ним превышает 1 млрд руб. (подп. 1 п. 2 ст. 105.14 НК РФ).

Поэтому в рассматриваемой ситуации информировать налоговую службу о совершении контролируемых сделок нужно в следующем порядке:

1) организация на упрощенке сохранила за собой право применять спецрежим до конца года. То есть величина полученных ею доходов за 2014 год не превысила 64 020 000 руб. В этом случае сообщать о контролируемых сделках нужно, если суммарный годовой доход по ним превысил 60 млн руб. Например, если доход от реализации товаров зависимому контрагенту составил 40 млн руб., а стоимость товаров, приобретенных у этого же контрагента, составила 21 млн руб.;

2) организация на упрощенке утратила право на применение спецрежима. В этом случае возможны два варианта:

  • если суммарный годовой доход по сделкам между взаимозависимыми организациями превысил 1 млрд руб., информировать налоговую службу нужно обо всех сделках, совершенных между взаимозависимыми лицами за календарный год (включая сделки, совершенные в периоде применения упрощенки);
  • если суммарный годовой доход по сделкам между взаимозависимыми организациями не превысил 1 млрд руб., информировать налоговую службу нужно только о тех сделках, которые были совершены в периоде применения упрощенки. Например, в первом полугодии организация на упрощенке реализовала товары взаимозависимому контрагенту на сумму 50 млн руб. В том же периоде она приобрела у этого контрагента товары стоимостью 40 млн руб. То есть суммарный доход по сделкам за полугодие с взаимозависимым лицом превысил 60 млн руб. За девять месяцев общий объем доходов организации нарастающим итогом с начала года превысил 64 020 000 руб. При этом объем выручки от реализации товаров взаимозависимому контрагенту достиг 170 млн руб., а стоимость приобретенных у него товаров составила 155 млн руб. В таких условиях с начала III квартала организация теряет право на применение упрощенки и при формировании уведомлений о контролируемых сделках должна ориентироваться на миллиардный стоимостной критерий. Однако о сделках с взаимозависимым контрагентом, которые были совершены в первом полугодии (суммарный доход 90 млн руб.), организация должна проинформировать налоговую службу независимо от того, достигнет ли годовой суммарный доход 1 млрд руб.

Следует отметить, что использование в контролируемых сделках цен, не соответствующих рыночному уровню, может повлечь за собой дополнительное начисление налогов. При этом доначислены могут быть только те налоги, которые названы в пункте 4 статьи 105.3 Налогового кодекса РФ: НДС, НДПИ, налог на прибыль и НДФЛ. Поскольку единого налога при упрощенке в этом перечне нет, при занижении цены сделки пересчет налоговой базы у участника, применяющего упрощенку, не производится.

<…>

2. Из статьи журнала «Юрист компании», № 3, март 2014

Типичные налоговые схемы. Сделки, которыми точно заинтересуются налоговые органы

Основной вопрос: многие сделки и цепочки сделок автоматически привлекают повышенное внимание налоговых органов, потому что похожи на схемы минимизации налогообложения. В каких случаях нужно заранее готовиться к возможным претензиям налоговой и о каких доказательствах лучше позаботиться заранее на случай спора?

Решение: существует несколько наиболее популярных и опасных с точки зрения риска налоговых доначислений и привлечения к налоговой ответственности схем минимизации налогообложения. В некоторых случаях налоговые органы могут принять за них обычные хозяйственные операции компаний, не направленные на извлечение необоснованной налоговой выгоды. В таких ситуациях важно заранее позаботиться о доказательствах реальности этих операций.


Алексей Артюх, старший юрист юридической компании «Налоговая помощь» (TaxHelp)

Существуют популярные способы минимизации налогов, которые внешне выглядят как обычные хозяйственные операции и формально соответствуют закону, но в действительности представляют собой необоснованную налоговую выгоду (см. постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», далее – постановление № 53). У налоговых органов выработана практика их выявления по определенным признакам. Более того, наличие в деятельности компании некоторых признаков таких схем само по себе может стать поводом для назначения выездной налоговой проверки в приоритетном порядке (см. письмо ФНС России от 25.07.13 № АС-4-2/13622 «О рекомендациях по проведению выездных налоговых проверок», приказ ФНС России от 30.05.07 № ММ-3-06/333@ «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок»).

Если в ходе проверки налоговый орган придет к выводу, что компания использует налоговую схему и получает необоснованную налоговую выгоду, ее ждут доначисления «сэкономленных» налогов, пени и скорее всего еще и штраф (ст. 122 НК РФ). Удастся ли избежать уплаты этих сумм, обжаловав решение инспекции в суде, будет зависеть от того, насколько качественно налоговый орган сформирует доказательственную базу и насколько убедительными будут «контрдоказательства» компании. Причем, как показывает практика последних лет, налоговые органы научились серьезно подходить к сбору доказательств.

Получить налоговые претензии рискуют даже те компании, в чьей деятельности просто присутствуют внешние признаки, свойственные некоторым популярным налоговым схемам. Таким компаниям тоже важно быть готовыми представить доказательства того, что спорные хозяйственные операции имеют реальный характер, а не нацелены исключительно на получение налоговой выгоды.

С целью облегчить и систематизировать работу налоговых инспекций по выявлению налоговых схем ФНС России периодически издает документы, которые содержат описание и основные признаки наиболее распространенных на практике схем. Большинство из них издается исключительно для служебного пользования и не размещается в открытом доступе, но некоторые не имеют секретного статуса. В частности, не так давно ФНС России привела описание нескольких налоговых схем в Обзоре практики рассмотрения жалоб налогоплательщиков и налоговых споров судами по вопросам необоснованной налоговой выгоды (письмо ФНС России от 31.10.13 № СА-4-9/19592, далее – письмо № СА-4-9/19592). Рассмотрим самые популярные схемы, перечисленные в этом документе.

<…>

Схема вторая: дробление бизнеса

Еще одна весьма популярная схема минимизации налогообложения связана с искусственным дроблением бизнеса. Это позволяет использовать льготные налоговые режимы – единый налог на вмененный доход (далее – ЕНВД) или упрощенную систему налогообложения (далее – УСН), при которых компания полностью или частично не платит налог на прибыль, НДС и налог на имущество (п. 2 ст. 346.11п. 4 ст. 346.26 НК РФ), а до 2012 года еще и единый социальный налог и вместо этого уплачивает гораздо более щадящий единый налог. Использовать эти специальные налоговые режимы могут только небольшие компании, отвечающие определенным критериям по выручке, численности работников, площади торгового зала (для ЕНВД). Чтобы получить право на применение УСН или ЕНВД, некоторые компании создают формальную видимость соответствия необходимым критериям.

Nota bene!

В последнее время участились претензии налоговиков, связанные не с приобретением товаров (работ, услуг) у фирм-однодневок, а с их реализацией таким контрагентам по заниженным ценам (в дальнейшем фирма-однодневка реализует товары (работы, услуги) реальным конечным приобретателям). Налогоплательщику в таком случае вменяют занижение выручки от реализации с доначислением налога на прибыль и НДС. Если инспекция может установить конечного покупателя, цену сделки с ним и доказать аффилированность фирмы-однодневки с первым продавцом (налогоплательщиком), то суд поддерживает позицию инспекции (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.02.13 по делу № А78-1142/2012).

Как это работает. Типичные примеры использования таких схем описаны в пунктах 3 и 4 письма № СА-4-9/19592. В первом примере компания вела торговую деятельность на площади всего магазина, но формально арендовала только ее часть (в пределах, которые позволяли использовать ЕНВД). Остальную площадь формально арендовали иные лица (аффилированные по отношению к компании), хотя в реальности в торговом зале отсутствовали какие-либо признаки их деятельности (вывески и т. д.). При этом вся площадь торгового зала представляла собой единое торговое пространство без перегородок с единым кассовым аппаратом и персоналом, единым ассортиментом продукции. Инспекция усмотрела признаки налоговой схемы, а суд поддержал позицию инспекции (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15.04.13 по делу № А79-10322/2011).

Второй пример (экономия за счет УСН) предполагает использование взаимозависимых компаний, в которые формально переводится часть сотрудников проверяемого налогоплательщика без фактического изменения их трудовой функции и места работы. Численность персонала компании, в которую выводится часть штата, позволяет ей применять УСН. Эта компания заключает с той, которая является истинным работодателем, договор аутстаффинга. Если налоговые органы доказывают, что компании-аутстафферы оказывали услуги только аффилированным лицам, не занимались никакой иной деятельностью, кроме этой, получаемая прибыль была минимальна, все расходы связаны исключительно с оплатой труда персонала, а перевод сотрудников в эту компанию был чисто формальным, то суды поддерживают вывод о необоснованной налоговой выгоде (см., например, постановления Президиума ВАС РФ от 29.09.10 № 2341/10, от 30.06.09 № 1229/09).

Практика доказывания. Безусловно, наличие подобных признаков фиктивности с высокой вероятностью приведет к налоговым доначислениям. Инспекциям достаточно легко выявить такие схемы и доказать в суде. Единственный способ избежать этого – доказать, что у дробления бизнеса были самостоятельная деловая цель и экономическая обоснованность, не обусловленные исключительно налоговой экономией (п. 34 постановления № 53).

То, что в группе компаний несколько участников применяют специальные налоговые режимы, хотя и выглядит подозрительно в глазах инспекции, само по себе еще не свидетельствует о получении необоснованной налоговой выгоды. Помочь защититься от напрасных претензий помогут доказательства самостоятельности взаимозависимых лиц, того, что они ведут различные направления бизнеса, управляются разными командами менеджмента и работников, работают с разными клиентами и т. д. (см. постановление Президиума ВАС РФ от 09.04.13 № 15570/12). Но если компании фактически занимаются одним и тем же видом деятельности, имеют общие каналы сбыта своей продукции (работ, услуг), то избежать обоснованных доначислений будет непросто.

Схема третья: сделки, не имеющие разумной деловой цели

Nota bene!

В деле, который рассмотрел ВАС РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 09.04.13 № 15570/12), удалось доказать, что имело место не разделение бизнеса в целях снижения налоговой нагрузки, а прекращение определенной деятельности (побочной для основного бизнеса) и ее организация на базе вновь созданной компании.

К большой группе рисковых ситуаций относятся операции, не имеющие разумного экономического основания, кроме экономии на налогах (п. 5 письма № СА-4-9/19592). Эти сделки заключаются с реально действующими контрагентами (не фирмами-однодневками), позволяют компании учесть расходы по налогу на прибыль или увеличить входящий НДС (и за счет этого снизить свои платежи по этим налогам), но реальная польза таких сделок для бизнеса вызывает большие сомнения. Традиционно объектом пристального внимания налоговых органов становятся платежи по договорам об оказании консультационных услуг, договоры лизинга, в том числе возвратного, а также договоры с управляющими компаниями о передаче управленческих функций.

Как это работает. В пример подобных операций можно привести спор, упомянутый в пункте 5письма № СА-4-9/19592 (постановление ФАС Московского округа от 25.03.2013 по делу № А40-62131/12). В этом деле компанию уличили в перечислении денежных средств материнской крупной международной компании за консультационные и информационные услуги. Стоимость услуг единовременно выросла в 25 раз по сравнению с предыдущим годом, причем соглашение об увеличении цены подписали уже после того, как услуги должны были быть оказаны. В деле не было никаких доказательств изменения характера или объема услуг (при том, что даже содержание услуг в актах не раскрывалось). Инспекция пришла к выводу, что объем услуг не соответствовал цене и сделка не имела реальной деловой цели. Суд с этим согласился, так как компания не смогла убедительно объяснить причины удорожания услуг. Схожие выводы в аналогичной ситуации были сделаны и в постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 30.09.13 по делу № А32-38700/11.

Риск особенно возрастает, если в лизинговых отношениях участвует фирма-однодневка (см.постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.11.13 по делу № А40-47734/13) и если компания-лизингополучатель фактически не использует в своей деятельности предмет лизинга (см. постановление ФАС Московского округа от 24.07.12 по делу № А40-73941/10).

Практика доказывания. Хотя многие претензии в подобных случаях успешно оспариваются в суде,при определенных обстоятельствах риск проигрыша достаточно велик. Так, в случае с лизингом, если установлена аффилированность участвующих в схеме лиц, а также отсутствие разумного экономического обоснования спорных операций, полученная той или иной стороной договора экономия на налоге на прибыль, НДС или налоге на имущество вполне может быть признана необоснованной (постановление ФАС Уральского округа от 08.10.12 по делу № А60-8949/2011). Риски возрастают, если в результате ряда сделок между взаимозависимыми лицами существенно изменяется цена предмета лизинга (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.08.12 по делу № А75-7749/2010).

Упомянутое выше дело о внезапно подорожавших консультационных услугах материнской компании похоже на многочисленные споры о расходах на услуги управляющих компаний. Если налицо искусственный характер передачи управленческих функций (в частности, фактические руководители в компании после заключения договора с управляющей компанией не изменились, в договоре и актах нет детализации управленческих услуг), то суд скорее всего согласится с выводом о фиктивном характере операций (см. постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 26.01.09 по делу № А81-1727/2008Уральского округа от 10.03.10 по делу № А60-32008/2009-С8Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.05.12 по делу № А53-12565/2011). Удачный пример: договор подробно раскрывал суть услуг управляющей компании, налогоплательщик представил доказательства оперативного взаимодействия с ней в процессе оказания услуг (переписку) и подтвердил экономическую целесообразность договора (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.06.10 по делу № А40-136287/09-90-949).

<…>

3. Из статьи журнала «Российский налоговый курьер», № 15, август 2015

По каким признакам суды решают, реальным было дробление бизнеса или искусственным

Главное — доказать наличие деловой цели в разукрупнении бизнеса

Немаловажна самостоятельность вновь возникших компаний

Чем больше опасных признаков, тем выше риск доначислений

Налоговики в любом разделении бизнеса на несколько юридических лиц видят схему ухода от налогов. Тем более если исходная компания находилась на общем режиме налогообложения, а вновь возникшие организации применяют «вмененку» или «упрощенку». Либо если исходная организация была на спецрежиме, но вскоре утратила бы право на его применение.

Инспекторы считают дробление бизнеса искусственным и рассматривают группу компаний как единое юрлицо. В итоге они доначисляют исходной организации «общережимные» налог на прибыль, НДС и налог на имущество, пени и штрафы. Многим компаниям удается оспорить доначисления в суде, но не всем. Посмотрим, какие аргументы срабатывают.

Суды не считают дробление бизнеса налоговой схемой, если собственники преследовали деловые цели

Разукрупнение организации и создание новых юридических лиц не противоречит законодательству. Гражданский кодекс разрешает собственникам компании проводить реорганизацию (п. 1 ст. 57 ГК РФ). В том числе в форме разделения или выделения из ее состава нескольких юридических лиц (п. 3 и 4 ст. 58 ГК РФ).

Но необходимость реорганизации придется доказывать, если благодаря ее проведению удалось сэкономить на налогах. Поэтому в решении участников организации целесообразно прописать, какие деловые цели преследует дробление бизнеса. Судебная практика показывает, что наиболее убедительными целями являются:

—?улучшение бизнес-процессов (постановления Арбитражного суда Уральского округа от 28.05.15 № Ф09-2862/15 и № Ф09-2951/15ФАС Уральского округа от 18.03.13 № Ф09-510/13 и Шестого арбитражного апелляционного суда от 12.09.12 № 06АП-3641/2012(оставлено в силе постановлением ФАС Дальневосточного округа от 14.01.13 № Ф03-5934/2012));
—?повышение эффективности работы компании, усиление внутреннего контроля (постановления Арбитражного суда Уральского от 28.05.15 № Ф09-2862/15 и № Ф09-2951/15Северо-Кавказского от 19.03.15 № Ф08-989/2015 округов, ФАС Уральского округа от 18.03.13 № Ф09-510/13);
—?налаживание контактов с контрагентами, разделение клиентов между компаниями в зависимости от того, физическими или юридическими лицами они являются (постановления Арбитражного суда Уральского округа от 28.05.15 № Ф09-2862/15 и № Ф09-2951/15, ФАС Уральского от 26.12.12 № Ф09-12408/12 и Поволжского от 07.06.12 № А57-9593/2011 округов);
—?сокращение затрат или предотвращение банкротства организации (постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19.03.15 № Ф08-989/2015 и ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.09.13 № А19-22759/2012);
—?создание нового бренда или расширение использования товарного знака (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.15 № 13АП-4559/2015);
—?организация или расширение сети сбыта, открытие новых магазинов (постановления Арбитражного суда Уральского от 27.05.15 № Ф09-2613/15 и № Ф09-2699/15Поволжского от 27.11.14 № Ф06-17486/2013 округов, ФАС Западно-Сибирского округа от 21.03.12 № А03-8363/2011 и Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.15 № 13АП-4559/2015);
—?освоение новых видов деятельности (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.09.13 № А19-22759/2012);
—?минимизация бизнес-рисков. Например, риска потери лицензируемого бизнеса в конкретном регионе (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.01.15 № Ф03-5980/2014).

НК РФ не запрещает компаниям выбирать наиболее выгодную систему налогообложения

Дополнительным плюсом будет разработка бизнес-плана или проекта реорганизации. Так компании будет проще доказать, что разукрупнение бизнеса вызвано деловыми целями, а не желанием минимизировать налоги или сохранить право на применение «вмененки» или упрощенной системы налогообложения.

Хотя суды отмечают, что налоговое законодательство не запрещает юридическим лицам выбирать наиболее выгодную для них систему налогообложения (постановления ФАС Поволжского округа от 18.06.14 № А55-17026/2013 и Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.07.12 № 18АП-6015/2011 (оставлено в силе постановлением ФАС Уральского округа от 23.10.12 № Ф09-9687/12)).

Нет запрета и на создание новых организаций и передачу им части функций (постановления Арбитражного суда Уральского округа от 28.05.15 № Ф09-2951/15, ФАС Поволжского от 18.06.14 № А55-17026/2013 и Уральского от 26.12.13 № Ф09-13158/13округов).

Как компании отклоняют обвинения контролеров

По мнению большинства судов, наличие признаков формального дробления бизнеса еще не доказывает, что это сделано исключительно для ухода от налогов. Вывод о наличии налоговой схемы суды делают исходя из совокупности обстоятельств. В зависимости от вида и специфики деятельности набор опасных признаков варьируется.

Совпадение или взаимозависимость учредителей либо руководителей

Речь идет о совпадении этих лиц у исходной и новой компаний либо только у нескольких вновь возникших организаций. Суды считают, что эти признаки сами по себе не доказывают фиктивности дробления бизнеса. Ведь действующее законодательство не ограничивает количество юридических лиц с одинаковым составом участников.

Не содержит оно ограничений и для учредителей. Они вправе создавать столько организаций, сколько считают нужным. Любой совершеннолетний гражданин может быть руководителем неограниченного количества юрлиц. На это и нужно обращать внимание налоговиков или судей.

Совпадение учредителя или руководителя у взаимодействующих организаций не свидетельствует о фиктивности сделок. Если, конечно, нет других доказательств (постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.03.15 № Ф04-17411/2015, ФАС Уральского от 03.02.12 № Ф09-8860/11, Западно-Сибирского от 21.09.11 № А27-519/2011от 14.09.11 № А45-20048/2010 и от 09.03.11 № А27-9699/2010 округов).

Любое физлицо может быть руководителем неограниченного количества организаций

Чтобы доначислить налоги, инспекторы должны доказать, что именно действия одинаковых учредителей или их взаимозависимость привели к уклонению от уплаты налогов (постановления Арбитражного суда Уральского от 28.05.15 № Ф09-2951/15 и Волго-Вятского от 21.04.15 № Ф01-1167/2015 округов). А доказать это проблематично.

Несамостоятельность вновь созданных компаний

По мнению налоговиков, о несамостоятельности свидетельствует отсутствие у новых компаний собственных помещений, оборудования или транспорта. Они пользуются активами прежней организации. Например, на основании договора аренды или вообще безвозмездно.

Суды не считают это доказательством искусственного дробления бизнеса (постановления Арбитражного суда Уральского округа от 11.09.14 № Ф09-5661/14, ФАС Западно-Сибирского от 26.05.14 № А81-4180/2013Уральского от 28.09.12 № Ф09-8771/12 и Центрального от 13.06.12 № А08-5440/2011 округов). Каждый налогоплательщик сам решает, как будет вести предпринимательскую деятельность и каким имуществом для этого пользоваться (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ). Но суды могут учесть несамостоятельность новых организаций при наличии других признаков фиктивности.

Чтобы отклонить претензии, нужно доказать, что каждая новая компания занимается своим видом деятельности. И ведет его самостоятельно, хотя и с использованием арендованного имущества. Кроме того, целесообразно предъявить акт о получении от арендодателя активов и документы о своевременном внесении арендных платежей (постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10.06.15 № Ф01-1596/2015, Ф01-1651/2015 и от 21.04.15 № Ф01-1167/2015). Это подтвердит реальность арендных отношений и снимет претензии к дроблению бизнеса.

Плюсом будет наличие собственного имущества, используемого в предпринимательской деятельности. Например, помещение и автомобили арендованные, а все складское оборудование — собственное.

Наличие общего отдела кадров или бухгалтерии

Этот признак близок предыдущему. Но сам по себе не является доказательством искусственного дробления бизнеса. Так считают суды (постановления ФАС Уральского округа от 23.06.14 № Ф09-3245/14, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.04.15 № 18АП-794/2015от 02.03.15 № 18АП-654/2015 и от 11.02.15 № 18АП-15613/2014).

Хотя наличие общей кадровой или бухгалтерской службы может оказаться решающим в совокупности с другими признаками (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 29.01.13 № А03-12357/2011).

Поэтому безопаснее в каждую вновь созданную организацию принять главного бухгалтера и инспектора по кадрам. При наличии большого объема работы — создать бухгалтерию и отдел кадров. Нужно следить, чтобы бухгалтерские и кадровые документы хранились в помещениях той организации, к деятельности которой они относятся.

Если в реальности учетом и кадрами во всех новых компаниях занимается одна из них или исходная организация, важно оформить договоры об этом. В них целесообразно предусмотреть плату за услуги. Придется также составлять акты оказанных услуг (ежемесячно или с другой периодичностью) и своевременно перечислять плату исполнителю. Тогда есть шанс отклонить претензии в искусственности дробления бизнеса.

Совпадение юридических или фактических адресов организаций

Одинаковые адреса у прежней и новых компаний не опровергают реальность их деятельности. Совпадение юридических или фактических адресов не противоречит действующему законодательству. Никаких ограничений на этот счет не предусмотрено.

Суды не признают дробление бизнеса искусственным, если налоговики ссылаются только на совпадение адресов (постановления ФАС Западно-Сибирского от 31.10.12 № А46-3585/2012, Уральского от 08.08.13 № Ф09-7111/13 и от 03.02.12 № Ф09-8860/11 округов,Пятого арбитражного апелляционного суда от 18.06.15 № 05АП-3996/2015 и Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.03.15 № А74-4527/2014).

Суд может поддержать инспекторов, если они докажут, что вновь созданные организации находятся по одному адресу и не ведут самостоятельной деятельности. А были созданы исключительно для прикрытия деятельности исходной компании (постановление ФАС Уральского округа от 16.12.10 № Ф09-9996/10-С2).

Дробление бизнеса непосредственно перед тем, как организация «слетела» бы с «упрощенки» или «вмененки»

Это обстоятельство вызовет подозрения, если сразу после дробления бизнеса новое юрлицо заключило крупную сделку или приобрело дорогостоящее основное средство, из-за которых исходная организация утратила бы право на применение спецрежима.

Совпадение учредителей у взаимодействующих организаций не доказывает фиктивность сделки

Компания может упирать на то, что таково решение собственников. Они вправе провести реорганизацию в любой момент и не обязаны ничего объяснять (п. 1 ст. 57 ГК РФ). Плюсом будет указание в решении о проведении реорганизации причины экономического характера. Например, повышение эффективности работы или сокращение затрат.

Но безопаснее готовиться к разукрупнению бизнеса заранее. Хотя бы за квартал. То есть заблаговременно зарегистрировать новые юрлица, сразу перевести их на «упрощенку» или «вмененку» и провести несколько сделок (постановление ФАС Центрального округа от 13.06.12 № А08-5440/2011). Это создаст видимость самостоятельной деятельности.

Если это невозможно (например, крупная сделка или покупка ОС оказалась неожиданностью), нужно исключить другие опасные признаки искусственного дробления. То есть регистрировать новые компании по разным адресам. Проследить, чтобы их учредители и руководители не совпадали. Обеспечить вновь созданные организации собственным имуществом (помещением, оборудованием, автомобилями и др.) и кадрами.

Тогда у налоговиков не будет других зацепок, чтобы доказать формальность дробления бизнеса (постановления ФАС Поволжского от 04.04.12 № А57-9115/2011 и Уральского от 09.12.11 № Ф09-8025/11 округов).

<…>

4. Из статьи журнала «Учет.Налоги.Право.», № 20, май 2009

Сибирские суды не считают взаимозависимость железным доказательством недобросовестности

ГЛАВНОЕ В СТАТЬЕ

Взаимозависимость сама по себе не подтверждает уход от налогов.
Инспекторы пытаются самыми разными фактами доказать взаимосвязь.

Практика федеральных арбитражных судов Западно-Сибирского и Восточно-Сибирского округов показывает, что сибирские компании успешно отбиваются от обвинений инспекторов, основанных на взаимозависимости компании и ее контрагентов.

Налоговики часто прибегают к этому доводу, стремясь доказать схему ухода от налогов. Признаки взаимозависимости указаны в статье 20 Налогового кодекса, однако этот список не является исчерпывающим. Суд может учесть другие обстоятельства, свидетельствующие о взаимосвязи компаний. Поэтому инспекторы активно используют любые факты, которые, на их взгляд, могут убедить судей. Например, совпадение юридического адреса, телефона, учредителей и должностных лиц компаний, обслуживание через один банк и т. д.

Однако сама по себе взаимозависимость не доказывает ни получение необоснованной налоговой выгоды, ни совершение правонарушения. Пленум Высшего арбитражного суда в своем постановлении от 12.10.06 № 53 разъяснил, что о взаимосвязи компаний можно судить по множеству факторов. Но все они должны оцениваться только с учетом других фактических обстоятельств, свидетельствующих о том, что умышленные действия компаний были направлены на налоговую экономию.

Как отбиваются от претензий налоговиков, основанных на взаимозависимостиКак отбиваются от претензий налоговиков, основанных на взаимозависимости

Претензии инспекции Решение суда Комментарий «УНП»

Компания уволила своих сотрудников и оформила их в штат трех дочерних предприятий на «упрощенке». Затем компания заключала со своими «дочками» договоры об оказании услуг. Налоговики посчитали, что так компания занизила налоговую базу по ЕСН и пенсионным взносам. В числе прочего инспекторы подчеркнули, что названия «дочек» почти совпадают («КАТП-1-Авто», «КАТП-1-Авто-2» и «КАТП-1-Авто-3»)

Создание дочерних организаций не противоречит законодательным нормам и само по себе не говорит об уходе от налогов. Раз открытие новых компаний проведено законно, договоры с ними в порядке и они на «упрощенке» исправно платят пенсионные взносы и зарплаты, то доводы инспекции о занижении ЕСН и взносов в ПФР необоснованны (постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26.02.09 № А33-7885/07-Ф02-513/09)

Суды не всегда решают споры в пользу компаний. Инспекторам удается доказать в суде, что компании на «упрощенке» налогоплательщик создал только на бумаге, когда их учредители, юридический адрес и телефон совпадают, а экономический эффект от перевода работников в организации на «упрощенке» отсутствует (постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13.05.08 № А19-15238/07-52-04АП-464/08-Ф02-1887/08)

Основное средство было куплено у взаимозависимой компании по рыночной цене, которая превышала остаточную стоимость данного имущества. Поэтому вычеты по НДС компания применила незаконно Взаимозависимость компании и ее контрагента не является сама по себе основанием для отказа в вычетах НДС. Налогоплательщик выполнил все условия применения вычета, установленные Налоговым кодексом (постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18.11.08 № А19-4129/08-50-Ф02-5674/08) ИФНС может выиграть, если помимо факта взаимосвязанности компаний приведет другие доказательства недобросовестности. Например, свидетельские показания водителей о том, что они не перевозили товар по спорным сделкам (постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13.11.08 № А19-404/08-11-Ф02-5670/08)

Налоговая инспекция сняла расходы на услуги по ведению налогового учета, поскольку поставщик услуг был взаимозависимым лицом

Взаимозависимость в целях налогообложения имеет значение только для проверки уровня цен (п. 2 ст. 40 НК РФ). Поскольку ИФНС не доказала, что цены отклонялись от рыночных, а все документы по расходам были надлежаще оформлены, решение инспекции неправомерно (постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.03.09 № Ф04-1894/2009(3502-А03-40))

Налоговый кодекс действительно дает право налоговикам только на проверку цен, если компании взаимозависимы. Однако на практике инспекторы трактуют статьи 20 и 40 НК РФ более широко. Это связано с тем, что в постановлении Пленума ВАС РФ № 53 взаимозависимость указана как один из признаков недобросовестности компании

Персональные консультации по учету и налогам

Лучшие ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву. Ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву.



Вопросы и ответы по теме



Совет недели

Страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в фиксированном размере, зачисляемые в ПФР на выплату страховой пенсии (исчисленные с дохода свыше 300 000 руб. за периоды, истекшие до 1 января 2017 года) - 182 1 02 02140 06 1200 160.

За период с 2017 — КБК единый и для фиксированного в части ПФР, и для превышения 1% — 182 1 02 02140 06 1110 160.

  • Налоговый кодекс
  • Гражданский кодекс
  • Трудовой кодекс

Новые документы

Все изменения в законодательстве для бухгалтера


Какие займы выдает ваша компания?

  Результаты

Система Главбух

Профессиональная справочная система для бухгалтеров

Получить демодоступ

Программа Главбух: Зарплата и кадры

Сервис по расчету и оформлению выплат работникам

Попробовать бесплатно


Калькуляторы и справочники


Пока вы были в отпуске

Самые важные события, материалы и изменения в законе


Подписка на рассылки



Наши партнеры

  • Семинар для бухгалтера
  • Практическое налоговое планирование
  • Зарплата
  • Учет в строительстве
  • Юрист компании
  • Кадровое дело
  • Учет.Налоги.Право
  • Документы и комментарии
  • Учет в сельском хозяйстве
  • Коммерческий директор
  • Упрощенка