Журнал, справочная система и сервисы
№23
Декабрь

В свежем «Главбухе»

Проверьте, что вы знаете об изменениях в работе

Подписка
Срочно заберите все!
№23
8 сентября 2015 658 просмотров

Строительная организация №1 заключила договор подряда с орг. №2,(исполнители 1\3 части работ,2/3 по договору субподряда выполняла НАША организация. Орг.№2 заключила договор подряда с НАМИ (мы в этой цепочке исполнители 2/3 части работ) Работы по объекту выполнены в полном объеме. Задолженность составляет сумму гарантийных удержаний, 5% от суммы договора, но орг.№2 не выполняет своих гарантийных обязательств по своим выполненным работам и в следствие этого орг. №1 хочет переуступить нам права и обязанности по гарантийному(удержанию, обслуживанию) Вопросы: Может ли орг№1 сделать это без согласия орг№2

При переуступке прав и обязанностей по гарантийному удержанию, одновременно применяются правила о переводе долга и уступке требования в соответствующей части, в связи с чем следует сделать вывод, что при уступке своих обязанностей по гарантийному удержанию, орг. №1 должна получить согласие организации №2, т.к. согласие кредитора – обязательное условие соглашения о переводе долга (п. 1 ст. 391 ГК РФ), поскольку в данном случае, личность должника имеет существенное значение для кредитора.

Относительно уступки прав по гарантийному удержанию, то по общему правилу при уступке права (требования) согласия должника не требуется. Исключение составляют случаи, когда иное вытекает из закона или договора.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист»

<…>

1.Как уступить право (требование)

<…>

«В любой момент по своему усмотрению кредитор вправе уступить другому лицу право (требование), которое принадлежит кредитору на основании какого-либо обязательства (п. 1 ст. 382 ГК РФ). Кроме того, право (требование) может перейти другому лицу на основании закона (ст. 387 ГК РФ).

Для уступки права кредитору (цеденту) необходимо заключить договор цессии с тем лицом, которому он уступает свои права по первоначальному договору (цессионарию). Чтобы избежать негативных последствий (в частности, признания уступки ничтожной или спора о том, какие права перешли к цессионарию, а какие остались у цедента), при переуступке необходимо соблюсти ряд условий.

Условия совершения уступки права требования

Уступка не должна противоречить закону (п. 1 ст. 388 ГК РФ). Это значит, что при наличии таких противоречий договор цессии может быть признан недействительным.

131.79326 (11,17)

Вправе ли стороны запретить или ограничить уступку прав (требований)

Да, стороны вправе предусмотреть в договоре запрет или ограничение уступки прав (требований).

Причем с 1 июля 2014 года последствия нарушения договорного запрета (ограничения) на уступкутребования урегулированы более сложным образом.

Такие последствия различаются в зависимости от ряда обстоятельств.

По общему правилу по иску должника суд может признать уступку недействительной только при условии, если будет доказано, что вторая сторона сделки по уступке (цессионарий) знала или должна была знать о наличии запрета уступки (абз. 2 п. 2 ст. 382 ГК РФ).

Однако нарушение соглашения между кредитором и должником об ограничении или запрете уступки (п. 3 ст. 388 ГК РФ):

  • не лишает силы такую уступку;
  • не может служить основанием для расторжения основного договора.

При этом цедент (кредитор) не освобождается от ответственности перед должником за такое нарушение (ст. 388 ГК РФ).

Следовательно, это не означает, что соглашение, которое запрещает или ограничивает уступку права, вообще не действует. Оно действует в части ответственности цедента за нарушение запрета или ограничения на уступку.

Вместе с тем, закон устанавливает, что запрет перехода прав кредитора к другому лицу, который стороны согласовали в договоре, не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством (п. 2 ст. 382 ГК РФ):

  • об исполнительном производстве;
  • о несостоятельности (банкротстве).

Также в договоре по соглашению сторон можно запретить или ограничить уступку права на получение неденежного исполнения (п. 4 ст. 388 ГК РФ).

Таким образом, стороны в основном договоре вправе запретить уступку вообще, ограничить ее (разрешить уступать только определенные права, вытекающие из договора) или увязать ее с обязательным предварительным письменным согласием другой стороны договора.

166.2608 (11,17)

Совет

Если стороны хотят ограничить любым способом уступку права (требования), необходимо использовать четкие и однозначные формулировки.

В ином случае все слова и выражения договора будут толковаться судом буквально (ст. 431 ГК РФ). В результате он может решить, что на самом деле никаких ограничений в договоре нет.

Пример формулировки условия о запрете уступки без письменного согласия другой стороны договора

«Уступка прав (требований), вытекающих из настоящего договора, третьим лицам запрещена без предварительного письменного согласия другой стороны».

Пример из практики: суд решил, что запрет на передачу другим лицам «обязательств по договору» не означает запрета на передачу права требования долга

В рамках сложного спора о взыскании задолженности по договору поставки суду пришлось оценивать действительность договора цессии. Заявители кассационных жалоб сослались на то, что пункт 11.3 основного договора предусматривал запрет на передачу обязательств по этому договору третьим лицам без письменного согласия другой стороны. Однако суд отверг этот довод и отказал в удовлетворении жалоб. Суд отметил: из буквального толкования содержания договора следует наличие в нем запрета на передачу обязательств. Однако в договоре нет запрета на передачу права требования долга. Поэтому договор цессии был заключен без каких-либо нарушений закона (постановление ФАС Северо-Западного округа от 15 июня 2011 г. по делу № А21-1692/2010).

Пример из практики: суд пришел к выводу, что передача права по взысканию денежных средств правомерна, поскольку договор ее не запрещает

ООО «Р.» (продавец) и ООО «А.» (покупатель) заключили договор, по которому продавец обязался продать, а покупатель – принять и оплатить товар.

В свою очередь, ООО «А.» (поставщик) и ООО «Аг.» (покупатель) заключили договор поставки.

ООО «А.» отгрузило по указанию ООО «Аг.» на основании товарных накладных товар в адрес различных грузополучателей. Товарные накладные содержат указание на то, что товар отгружен по договору, заключенному между ООО «А.» и ООО «Аг.». Суд признал поставки внедоговорными, так как отсутствовали предусмотренные договором спецификации или приложения.

Также ООО «А.» (цедент) заключило с Обществом (цессионарий) договор уступки прав требования на взыскание задолженности по поставке и процентов в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса РФ.

ООО «Р.» (цедент) и ООО «Аг.» (цессионарий) заключили договор уступки прав требования (цессии). Согласно заявлению о зачете взаимных требований ООО «Аг.» заявило ООО «А.» о зачете 15 919 100 руб. однородных взаимных требований на основании спорных товарных накладных.

Общество обратилось в суд с иском. Как указал истец, ООО «Р.» не имело права передавать права по взысканию денежных средств в пользу ООО «Аг.». По его мнению, это свидетельствует о недействительности договора цессии. Однако суд отказал в удовлетворения иска. Суд отметил: «...согласно пункту 11.3 договора поставки... ни одна из сторон не имеет права передавать обязательства по названному договору третьей стороне без письменного согласия на то другой стороны... Из буквального толкования данного договора в соответствии с требованиями статьи 431 ГК РФ содержания следует наличие в договоре запрета на передачу обязательств. Наличие же запрета относительно права требования долга в договоре отсутствует» (постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 декабря 2012 г. по делу № А21-11292/2011).

Пример из практики: суд удовлетворил иск о взыскании задолженности, так как договор поставки не запрещал уступку прав

ГУП «М.» (покупатель) и ООО «К.» (поставщик) заключили договор поставки товара. Поставщик поставил товар, однако в установленный в договоре срок покупатель его не оплатил.

ООО «К.» и ООО «Ц.» заключили договор об уступке права (цессии), согласно которому ООО «К.» передало ООО «Ц.» право требования к ГУП «М.» долга.

ООО «Ц.» обратилось в суд с иском о взыскании с ГУП «М.» основного долга, процентов за пользование чужими денежными средствами. Суд удовлетворил эти требования.

Отклоняя довод ответчика о том, что по договору поставки право требования невозможно уступить без его согласия, суд указал, что «п. 9.3 договора поставки, исходя из его буквального толкования, не содержит запрета уступки прав, а говорит о запрете передачи обязательств третьим лицам. Обязательства по поставке товара [ООО "К."] передано не было, а выполнено самим».

Поэтому суд оценил как состоявшуюся уступку права требования задолженности, о которой ответчик был уведомлен (постановление ФАС Московского округа от 15 апреля 2011 г. № КА-А40/2399-11 по делу № А40-21785/10-46-186).

167.3868 (11,17)

Внимание! С 1 июля 2014 года Гражданский кодекс РФ в новой редакции закрепил требования, которым должна соответствовать уступка прав (требований).

Уступка возможна лишь при соблюдении следующих условий (п. 2 ст. 390 ГК РФ):

  • уступаемое требование существует в момент уступки (это требование не применяется к уступке будущих прав);
  • кредитор (цедент) правомочен совершать уступку;
  • уступаемое требование цедент ранее не уступал другому лицу;
  • цедент не совершал и не совершит действий, служащих основанием для возражений должника против уступленного требования;
  • иные требования, предъявляемые к уступке, законом или договором.

При нарушении этих условий цессионарий вправе требовать от цедента (п. 3 ст. 390 ГК РФ):

  • возврата всего, что цессионарий передал по соглашению об уступке;
  • возмещения убытков.

Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу только с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними (п. 5 ст. 388 ГК РФ).

Форма договора уступки права требования (цессии)

Соглашение об уступке должно быть совершено в той же форме, что и основной договор. Если основной договор заключен в простой письменной или нотариальной форме, то и уступка должна быть совершена в соответствующей письменной форме (п. 1 ст. 389 ГК РФ).

Договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена:

  • письмами,
  • телеграммами,
  • телексами,
  • телефаксами и
  • иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Электронным документом, передаваемым по каналам связи, признается информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических либо аналогичных средств, включая обмен информацией в электронной форме и электронную почту (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Если основной договор требует государственной регистрации, то цессию необходимо зарегистрировать в порядке, установленном для регистрации этого договора. Исключение составляют случаи, предусмотренные законом (п. 2 ст. 389 ГК РФ).

Если уступка совершается по ордерной ценной бумаге, то она должна быть осуществлена путем индоссамента на этой ценной бумаге (п. 3 ст. 389п. 3 ст. 146 ГК РФ).

По общему правилу несоблюдение нотариальной формы влечет недействительность (ничтожность) договора (п. 3 ст. 163 ГК РФ), а несоблюдение требования о государственной регистрации – то, что договор не будет считаться заключенным для третьих лиц до момента его регистрации, если иное не установлено законом (п. 3 ст. 433 ГК РФ).

Описание предмета договора уступки права требования (цессии)

При уступке требования прежде всего необходимо точно определить обязательство, из которого вытекает право или требование, передаваемое цедентом цессионарию. В договоре нужно максимально подробно указать все характеристики такого обязательства (реквизиты договора и т. п.). Если невозможно установить, по какому обязательству уступается требование, то такой договор уступки может быть признан незаключенным.

Пример из практики: суд отказал цессионарию в иске, так как в договоре цессии не было сказано, по какому именно обязательству передается право требования

Суд указал: в договоре цессии нет указаний на то, по какому обязательству (договору страхования, страховому полису) цедент передал цессионарию право требования возмещения вреда с должника. В соответствии со статьями 382384 Гражданского кодекса РФ в предмет договора цессии входит конкретное обязательство, в котором осуществляется замена кредитора. При отсутствии указания договора, послужившего основанием для возникновения обязательства, нельзя определить передаваемое кредитором право, а предмет договора цессии нельзя считать согласованным (постановление ФАС Северо-Западного округа от 18 марта 2011 г. по делу № А56-27312/2010).

Пример из практики: суд признал договор цессии незаключенным, так как стороны не согласовали обязательство, по которому передается право требования

ООО «А.» по договору цессии уступило ООО «У.» право требования исполнения обязательств по договору поставки, с учетом соглашения о новации долгового обязательства в заемное. ООО «У.» обратилось в суд с иском к ООО «П.» о взыскании задолженности в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по соглашению о новации долгового обязательства в заемное обязательство. Суд удовлетворил иск по следующим основаниям:

  • ответчик имел перед ООО «А.» задолженность в размере 2 698 728 руб. основного долга и 1 053 018 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. После этого по накладным он произвел поставку семян подсолнечника, в результате чего его задолженность составляла 378 290 руб.;
  • договор уступки права требования «не содержит указания на конкретное обязательство, по которому передается право требования, а акт сверки расчетов между [ООО "А."] и Ответчиком по состоянию на 09.06.11 г., не содержит указаний на то, что отраженная в нем задолженность Ответчика передана Истцу»;
  • соглашение о новации долгового обязательства в заемное суд признал недопустимым доказательством, так как установил недостоверность содержащихся в нем сведений.

(Постановление ФАС Центрального округа от 6 мая 2015 г. по делу № А64-5900/2013.)

При согласовании предмета договора уступки права требования по длящимся обязательствам (аренда, хранение, поставка электроэнергии, воды, тепла и т. п.) помимо указания на основание возникновения уступаемого права нужно также указать и конкретные периоды, за которые оно уступается (п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. № 120). В противном случае предмет договора уступки права требования не будет согласован сторонами.

В некоторых случаях предмет уступки может считаться согласованным, даже если в договоре нет указания на обязательство, в состав которого входило уступаемое право (п. 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»; далее – информационное письмо № 120). В такой ситуации доказательствами согласованности предмета уступки могут служить следующие обстоятельства:

  • между цедентом и должником существуют отношения, вытекающие из одного договора;
  • должнику направлено уведомление о состоявшейся уступке;
  • текст уведомления цедентом должника о состоявшейся уступке, а также другие документы свидетельствуют о наличии определенности между цедентом и цессионарием относительно предмета соглашения.

Эту позицию поддерживают нижестоящие суды. Так, рассматривая довод ответчика о незаключенности договора цессии, ФАС Волго-Вятского округа указал, что документы (счета-фактуры), которые были приложены к договору цессии, позволяют установить периоды внесения платежей. Поэтому отсутствие указаний в тексте договора на конкретный период возникновения уступаемого права требования денежных средств не приводит к невозможности индивидуализировать передаваемое право (постановление от 9 декабря 2014 г. № Ф01-4991/2014 по делу № А43-17526/2013).

Виды прав (требований), которые можно уступить другому лицу

Если в основном договоре не было ограничений на уступку требования, то цессионарий, должник или иное заинтересованное лицо могут попытаться оспорить цессию со ссылкой на то, что уступка совершена с нарушением закона. В этом случае цеденту нужно иметь в виду, что он может уступить цессионарию любое право (требование), если только это не противоречит закону, существу обязательства или соглашению сторон. В судебной практике данное правило конкретизируется следующим образом.

1. По договору уступки можно передать право, которое на момент совершения сделки не существует (ст. 388.1 и п. 1 ст. 826 ГК РФп. 4 информационного письма № 120). Это значит, что можно передать требование по обязательству, заключение которого планируется в будущем.

Суды нередко ссылаются на пункт 4 информационного письма № 120, делая вывод о правомерности соглашения об уступкеправа, предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право. Так, ФАС Московского округа отклонил довод кассационной жалобы о том, что на дату подписания договора должник не обладалправом требовать от ответчика исполнения обязательств по договору подряда. Соглашение об уступке права (требования), предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право, не противоречит законодательству (постановление от 25 августа 2014 г. № Ф05-11856/13 по делу № А40-68844/2011).

Пример из практики: суд отказался признать ничтожным договор уступки права, которое должно было возникнуть из еще не заключенного договора подряда

ООО «Г.» обратилось с иском к ОАО «П.» о признании недействительным в силу ничтожности договорауступки права требования. В удовлетворении иска было отказано. Суд указал, что соглашение об уступке, предметом которого является не возникшее на момент заключения соглашения право, законодательству не противоречит. Следовательно, нельзя признать ничтожным договор уступки от 15 октября 2010 года, хотя по нему передано право, которое должно было возникнуть из договора подряда, заключенного 19 октября 2010 года (постановление ФАС Уральского округа от 2 марта 2011 г. № Ф09-645/11-С5 по делу № А50-15008/2010).

Причем закон прямо установил возможность уступки требования, которое возникнет в будущем, в том числе из договора, который будет заключен в будущем (ст. 388.1 ГК РФ). С 1 июля 2014 года уступка будущего требования была возможна, только если она производилась на основании сделки, связанной с осуществлением ее сторонами предпринимательской деятельности. А с 1 июня 2015 года – это возможно уже в любых отношения, независимо от того, связаны они осуществлением предпринимательства или нет.

. В договоре будущее требование нужно определить таким способом, который позволяет его идентифицировать на момент его возникновения или перехода к цессионарию (новому кредитору).

Будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения. В договоре стороны могут согласовать более поздний срок перехода будущего требования.

2. По договору уступки можно передать право, в отношении которого существует спор (п. 8 информационного письма № 120).

Пример из практики: суд отказался признать ничтожным договор уступки требования неосновательного обогащения, несмотря на то, что должник возражал против этого требования

Между ОАО «В.» (банк) и ООО «О.» (клиент) был заключен договор банковского счета. В дальнейшем в банк был предъявлен исполнительный лист районного суда, согласно которому с клиента в пользу гражданина М. подлежали взысканию денежные средства. Банк подготовил инкассовое поручение и списал со счета клиента заявленную сумму. Одновременно банк удержал со счета клиента свое вознаграждение.

Считая, что банк незаконно удержал комиссию за списанные денежные средства, клиент заключил с ЗАО «А.» договор уступки требования. В соответствии с договором клиент передал ЗАО «А.» право требования неосновательного обогащения, возникшего в результате неправомерного удержания банком суммы вознаграждения.

Банк, считая свои действия правомерными, обратился в суд с требованием признать договор уступки незаключенным. Суд в иске отказал, сославшись на то, что предмет договора уступки сторонами определен, а закон не запрещает уступку требования, в отношении которого существует спор (постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 декабря 2009 г. по делу № А56-11103/2009).

Пример из практики: суд указал, что допустимость уступки права требования не зависит от того, является ли оно бесспорным

ОАО «А.» (продавец) и ОАО «Т.» (покупатель) заключили договор купли-продажи тепловой энергии. В связи с поставкой на объекты тепловой энергии ОАО «А.» предъявило к оплате ОАО «Т.» счета-фактуры.

ОАО «А.» (цедент) и ОАО «АСК» (цессионарий) заключили договор уступки права требования.

ОАО «Т.», в свою очередь, обратилось в суд с иском о признании этого договора недействительным, ссылаясь на то, что уступка права требования произведена в отношении несуществующего обязательства. При этом между сторонами имеется неразрешенный спор о размере уступленного права.

Как указал суд, довод заявителя о том, что между сторонами есть спор о размере уступленного права, дело по которому отправлено на новое рассмотрение, в данном случае правового значения не имеет. Первоначальный кредитор, который уступил требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования (ст. 390 ГК РФ). Однако он не отвечает за неисполнение этого требования должником. Исключением являются случаи, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором. Из правовой позиции, изложенной в пункте 8информационного письма № 120, следует, что допустимость уступки права (требования) не ставится в зависимость от того, является ли оно бесспорным (постановление ФАС Северо-Западного округа от 30 апреля 2013 г. по делу № А05-10892/2012).

3. По договору уступки можно передать право, которое цессионарий сможет реализовать только тогда, когда цедент выполнит свое обязательство перед должником (п. 8 информационного письма № 120).

Пример из практики: суд отказался признать недействительной уступку требования оплаты по договору подряда, несмотря на то, что уступка была совершена до того, как цедент (подрядчик) выполнил работы

ООО «Ю.» (заказчик) и корпорация «Э.» (генеральный подрядчик) заключили договор подряда на строительство «Термального комплекса № 17». Позднее подрядчик уступил свое право требования оплаты ООО «М.».

Полагая, что договор уступки противоречит закону, заказчик обратился с иском в суд. Он посчитал, что предметом уступки является несуществующее право требования, поскольку сделка совершена до выполнения подрядчиком работ и приемки их результата заказчиком, то есть до возникновения обязательства по оплате. Кроме того, истец сослался на расторжение договора подряда и наличие существенных недостатков подрядчика по договору подряда.

Суд в удовлетворении иска отказал, мотивировав свое решение в том числе следующим. Закон не запрещает передачу по договору уступки права требования оплаты, реализация которого обусловлена исполнением подрядчиком своих обязанностей. При этом у заказчика есть право предъявить возражения новому кредитору в порядке статьи 386 Гражданского кодекса РФ (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 29 июня 2011 г. по делу № А75-10132/2010).

Применяя пункт 8 информационного письма № 120, суды также указывают, что не влияет на действительность совершенной уступки отказ стороны от подписания акта сверки расчетов по основному договору. Это связано с тем, что допустимость уступки права (требования) не ставится в зависимость от того:

  • является ли оно бесспорным и
  • обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом своих обязательств перед должником.

При этом права и законные интересы должника не нарушаются, а права нового кредитора могут быть защищены в порядке, предусмотренном статьей 390 Гражданского кодекса РФ (постановление ФАС Северо-Западного округа от 25 июля 2013 г. по делу № А13-16192/2011).

4. По договору уступки можно передать право требования неустойки или иной меры ответственности. При этом определенность ее размера на момент совершения уступки значения не имеет (п. 16 информационного письма № 120). Это означает, что конкретный размер неустойки определит либо цессионарий на момент предъявления требования должнику, либо суд при заявлении соответствующего иска. Более того, это разъяснение по аналогии можно применить не только к неустойке, но и к любому уступаемому праву.

Пример из практики: по иску цессионария суд взыскал с должника проценты за пользование чужими денежными средствами, в том числе за время, прошедшее после уступки требования

ООО «М.» по договору цессии получило право требования задолженности за поставленную мясную продукцию. ООО «М.» обратилось в суд с иском к должнику-покупателю о взыскании основного долга, а также процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 8 февраля 2008 года по 4 мая 2010 года в размере 51 953 руб. 37 коп.

В числе прочих возражений ответчик сослался на то, что договор цессии от 22 мая 2009 года предусматривал уступку процентов только за период по 22 мая 2009 года в размере 38 876 руб. 28 коп.

Суд удовлетворил иск цессионария к должнику о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме, заявленной истцом. В обоснование своей позиции суд сослался на пункт 16информационного письма № 120, объяснив это следующим образом.

Согласно договору уступки цессионарию перешло право требования уплаты основного долга, а также процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 38 876 руб. 28 коп. Однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что сумма подлежащих уплате процентов была определена окончательно на момент совершения уступки. Соответствующее право переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ). Это означает, что право требования взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами перешло к цессионарию в неограниченном размере и может быть им определено согласно статье 395 Гражданского кодекса РФ (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 июля 2011 г. № 18АП-5905/2011 по делу № А76-8561/2010, аналогичные выводы содержатся в определении ВАС РФ от 7 апреля 2010 г. № ВАС-3905/10постановлении ФАС Московского округа от 18 марта 2015 г. № Ф05-17335/2014 по делу № А40-60592/14).

Пример из практики: суд удовлетворил иск цессионария о взыскании штрафных санкций с должника за невыполнение обязательства

С. (страхователь) и ООО «С.» (страховая компания) заключили договор добровольного имущественного страхования транспортного средства по страховым рискам каско полное («ущерб», «хищение»).

Страхователь по договору цессии уступил ООО «Р.» (третье лицо) право требования в полном объеме суммы неустойки на основании статьи 395 Гражданского кодекса РФ за просрочку выплаты страхового возмещения страховой организации. Страховая компания была уведомлена о совершенной уступке, что подтверждает почтовая квитанция.

Цессионарий обратился в суд с требованием к страховой организации о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. Иск мотивирован просрочкой выплаты страхового возмещения. Суд удовлетворил исковые требования. Он отметил, что согласно пункту 16 информационного письма № 120 допустима уступка права, размер которого окончательно не определен, в том числе штрафных санкций за невыполнение обязательства. Соответствующее право переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ). Это означает, что конкретный размер подлежащей взысканию неустойки суд может определить по иску нового кредитора (постановление ФАС Уральского округа от 10 марта 2015 г. № Ф09-333/15 по делу № А76-7072/2014).

5. По договору уступки можно передать право (требование) на возмещение убытков (п. 17 информационного письма № 120).

6. По договору уступки можно передать права, полученные поручителем в результате исполнения им обязательства должника (п. 18 информационного письма № 120).

Пример из практики: суд признал обоснованным требование цессионария, которое тот получил не от кредитора по основному обязательству, а от поручителя, исполнившего обязательство должника перед контрагентом по основному обязательству

Поручитель исполнил обязательство должника перед банком, уплатив ему сумму основного долга по кредитному договору. После этого поручитель уступил свое право, полученное в результате такого исполнения, заключив договор цессии. Суд признал требования цессионария к должнику обоснованными, в связи с чем удовлетворил иск и включил указанные требования в реестр кредиторов (постановление ФАС Центрального округа от 21 июня 2011 г. по делу № А08-10540/2009-11Б).

167.3869 (11,17)

Внимание! С 1 июля 2014 года возможна уступка прав по регрессным требованиям

Закон исключил положение о запрете перехода прав по регрессным требованиям. До 1 июля 2014 года правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применялись к регрессным требованиям (п. 1 ст. 382 ГК РФ).

Регресс представляет собой обратное требование лица, которое выплатило определенные суммы вместо другого лица, потребовать от этого лица возмещения этих сумм. В частности, право регресса возникает у одного из должников по солидарному обязательству, которое он исполнил, и поэтому вправе претендовать на возмещение за счет остальных солидарных должников (ст. 325 ГК РФ). Регресс отличается от уступкиправа тем, что при нем возникает новое обязательство и не происходит перемены лиц в обязательстве. При уступке права, наоборот, новое обязательство не возникает, а происходит перемена лиц в обязательстве (то есть происходит замена кредитора).

Таким образом, с 1 июля 2014 года правила о переходе прав кредитора к другому лицу (т. е. правила главы 24 Гражданского кодекса РФ) применяются и к регрессным требованиям. На практике это означает, что и при регрессных требованиях допускается уступка права (требования). Иными словами, кредитор, то есть лицо, которые исполнило обязательство (выплатило суммы) вместо другого лица, может передавать своиправа (требования) по регрессному обязательству другому лицу.

Уступка права не всегда влечет полную замену кредитора в основном обязательстве. Значит, стороны вправе договориться как об уступке всех прав, вытекающих из основного договора, так и только некоторых из них. Цедент может уступить частьправа по обязательству, предмет которого является делимым (п. 5 информационного письма № 120). Самый распространенный пример – уступка части денежного требования.

В законах установлены различные ограничения на совершение сделок по уступке прав требования. Так, не могут бытьуступлены права, которые неразрывно связаны с личностью кредитора. К таковым закон относит требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью (ст. 383 ГК РФ). Арендатор не может уступить свои права и обязанности по договору проката иному лицу (п. 2 ст. 631 ГК РФ).

Цена договора

Стороны вправе по своему усмотрению установить цену, которую уплачивает цессионарий цеденту: больше, равной или меньше действительной стоимости уступаемого права.

Если стороны договорились о меньшей цене, то договор уступки не может быть признан ничтожным только по этой причине (п. 10 информационного письма № 120).

Обоснование

Уступка права требования является возмездной сделкой. Из пункта 1 статьи 572 Гражданского кодекса РФ следует, что наличие возмездных начал в договорном обязательстве исключает признание соответствующего договора договором дарения. Однако конкретные обстоятельства дела могут указывать на притворность договора уступки, который прикрывает сделку дарения.

Для определения эквивалентности размеров переданного права и уплаченной цены суд может учитывать следующие обстоятельства (п. 10 информационного письма № 120):

  • степень платежеспособности должника;
  • степень спорности передаваемого права;
  • характер ответственности цедента перед цессионарием за переданное право (ответственность лишь за действительность права или также и за его исполнимость должником);
  • иные обстоятельства, влияющие на действительную стоимость права, являющегося предметом уступки.

Даже отсутствие условия о цене не является само по себе основанием для признания договора ничтожным (п. 9 информационного письма № 120).

Объем прав, которые переходят цессионарию

Цессионарий получает права цедента в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права(требования). Исключение составляют случаи, когда законом или договором предусмотрено иное (ст. 384 ГК РФ).

По общему правилу к цессионарию переходят все связанные с требованием права, в том числе обеспечивающие исполнение обязательства, например возникшие из договора о залоге (п. 19 информационного письма № 120). Если стороны подразумевают иное (например, что цессионарию не переходит право потребовать уплаты процентов по договору займа, или процентов за пользование чужими денежными средствами, или неустойки), они должны прямо указать на это в договоре (п. 15 информационного письма № 120).

Пример из практики: суд отказал цеденту во взыскании процентов с должника, так как решил, чтоправо требования процентов перешло к цессионарию, поскольку договор цессии не предусматривал иного

ОАО «А.» (заимодавец) и ООО «Т.» (заемщик) заключили пять договоров займа. До истечения срока действия каждого из пяти договоров заимодавец уступил свои права требования ООО «Х.». В договоре цессии стороны определили объем переходящих обязательств в размере суммы основного долга поуступленным договорам займа.

Заимодавец, посчитав, что договор цессии оставил за ним право требовать уплаты процентов за пользование займом, обратился с соответствующим иском к заемщику.

Во второй раз, отменив акты нижестоящих судов и отправив дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции указал следующее. Право на проценты за пользование займом связано с требованием возврата суммы займа. Из договора уступки не усматривается, что стороны исключили действие общего правила, согласно которому к цессионарию переходят все связанные с уступленным требованием права.

При очередном рассмотрении дела в первой инстанции суд отказал заимодавцу в удовлетворении иска к заемщику (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28 декабря 2009 г. по делу № А03-5986/2008,решение Арбитражного суда Алтайского края от 31 мая 2010 г. по делу № А03-5986/2008).

Пример из практики: суд решил, что право на неустойку связано с переданным требованием. Поэтому данное право переходит к новому кредитору вместе с требованием уплаты суммы основного долга

Подрядчик (цедент) и третье лицо (цессионарий) заключили договор уступки права требования по договорам подряда. В связи с тем, что заказчик не выполнял обязанности по оплате работ, цессионарий обратился в суд с иском о взыскании с заказчика предусмотренной договором штрафной неустойки. По мнению ответчика, к истцу перешло только право требования задолженности по оплате основного долга и неуплаченным процентам. Право на взыскание штрафной неустойки договор цессии не предусматривал.

Суд удовлетворил иск, сославшись на пункт 15 информационного письма № 120. Он указал: «если иное не предусмотрено законом или договором, при уступке права (требования) или его части к новому кредитору переходят полностью или в соответствующей части также и права, связанные с уступаемым правом(требованием). Поскольку право на неустойку связано с переданным требованием, данное право следует считать перешедшим к новому кредитору вместе с требованием уплаты суммы основного долга. Из содержания договора уступки права требования (цессии)... не следует, что право требования уплаты неустойки сохранено за [ООО "Э."] и не перешло к цессионарию» (постановление ФАС Северо-Западного округа от 14 мая 2014 г. по делу № А44-2805/2013определением ВАС РФ от 28 июля 2014 г. № ВАС-8926/14 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

Если иное стороны не согласовали в договоре, цедент (первоначальный кредитор) обязан передать цессионарию (новому кредитору) все полученное от должника по уступленному требованию (п. 3 ст. 389.1 ГК РФ).

Обязанности и ответственность цедента

Цедент обязан передать цессионарию документы, удостоверяющие право (требования), и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (п. 2 ст. 385 ГК РФ). К таким документам могут относиться оригинал или заверенная копия договора, накладные, акты выполненных работ, акты об оказании услуг, акты сверки задолженности, решения судов о взыскании долга, исполнительные листы и т. д.

При этом если заключается договор уступки права на получение исполнения по исполнительному документу в ходе исполнительного производства, то заключенный договор будет основанием для процессуальной замены взыскателя в исполнительном производстве в порядке процессуального правопреемства (ст. 52 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Однако уклонение цедента от передачи цессионарию документов само по себе не свидетельствует о том, что данное правоне перешло к цессионарию. По общему правилу к цессионарию права переходят в момент заключения сделки. Передача документов, удостоверяющих право и подтверждающих его действительность, производится на основании уже совершенной сделки (п. 11 информационного письма № 120).

Цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования (ст. 390 ГК РФ). Если основной договор будет признан недействительным, это не повлечет за собой недействительности договора уступки. При этом под недействительным требованием понимается как право, которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее (например, прекращенное надлежащим исполнением) право (п. 1 информационного письма № 120).

167.3870 (11,17)

Внимание! При недействительности переданного требования цессионарий вправе привлечь цедента к ответственности.

Недействительность переданного требования – нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, которые вытекают из договора уступки. Эти обязательства заключаются в передаче цессионарию права, которое существует, то есть вытекает из действительного (существующего) договора. Следовательно, если обязанность не исполнена, цессионарий вправе привлечь цедента к ответственности за нарушение договора.

Пример из практики: суд взыскал в пользу цессионария убытки, так как цедент передал ему требование, основанное на договоре, который на момент уступки уже был признан недействительным

Индивидуальный предприниматель Б. обратился с иском к ООО «М.» о расторжении договора уступки права, взыскании причиненных убытков и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Иск в части расторжения договора и взыскания убытков удовлетворен. При рассмотрении дела суды установили, что вступившим в законную силу решением районного суда признан недействительным договор аренды земельного участка для строительства. Это послужило основанием для вывода о недействительности договора участия в долевом строительстве,право требования по которому явилось предметом договора уступки требования. Следовательно, ООО «М.» передало истцу несуществующее право, что послужило основанием для расторжения договора (подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ) и взыскания причиненных убытков (постановление ФАС Северо-Западного округа от 27 декабря 2010 г. по делу № А21-198/2009).

Рассматривая споры о передаче несуществующих прав требований по договору цессии, суды отмечают, какой из способов защиты цессионария является надлежащим. Это истребование убытков с цедента, а не признание договора уступки недействительным и взыскание неосновательного обогащения. Как указывают суды, по смыслу статьи 390 Гражданского кодекса РФ передача недействительного требования рассматривается как нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, вытекающих из соглашения об уступке права (требования). При этом под недействительным требованием понимается какправо (требование), которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее (например, прекращенное надлежащим исполнением) право. Из этого следует, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности требования, которое получает новый кредитор. Неисполнение обязательства по передаче предмета соглашения об уступке права (требования) влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право(постановления ФАС Волго-Вятского округа от 2 апреля 2015 г. № Ф01-525/2015 по делу № А79-9381/2013,ФАС Западно-Сибирского округа от 8 апреля 2015 г. № Ф04-16757/2015 по делу № А45-8815/2014).

Цедент не отвечает перед цессионарием за неисполнение должником уступленного права (требования) за исключением случаев, когда цедент принял на себя поручительство за должника перед цессионарием (ст. 390 ГК РФ). Такое поручительство должно быть оформлено письменно (ст. 362 ГК РФ).

Пример из практики: суд указал, что закон не запрещает цеденту принять на себя поручительство за исполнение обязательства должником

При уступке права стороны договорились, что цедент обязан выплатить цессионарию стоимостьуступаемого требования, если должник не исполнит обязательство или будет возражать против него. В дополнение стороны установили солидарную ответственность цедента наряду с должником перед цессионарием в случае неисполнения должником уступаемого требования. Суды первой и апелляционной инстанции признали такое условие договора уступки противоречащим положениям статьи 390 Гражданского кодекса РФ.

Кассационный суд с таким выводом не согласился. Аргументация: названное условие договора содержит в себе элемент поручительства, что допускается статьей 390 Гражданского кодекса РФ (постановление ФАС Поволжского округа от 7 сентября 2011 г. по делу № А65-15225/2010, см. также постановление ФАС Московского округа от 8 августа 2012 г. по делу № А40-90966/11-104-743).

167.3871 (11,17)

Внимание! С 1 июля 2014 года установлено следующее правило: если цедент уступил одно и то же правотребования нескольким лицам, то право требования признается перешедшим к тому из них, в пользу которого он совершил передачу ранее.

Риск того, что должник исполнит обязательство не ему, а другому лицу, несет в таком случае сам цедент или цессионарий, которые знали или должны были знать об уступке, состоявшейся ранее (п. 4 ст. 390 ГК РФ).

Случаи, когда необходимо получить согласие должника

По общему правилу при уступке права (требования) согласия должника не требуется. Исключение составляют случаи, когда иное вытекает из закона или договора. Это значит, что стороны при заключении основного договора могут предусмотреть, что уступка права кредитором невозможна без предварительного согласия должника.

Если необходимость согласия должника установлена законом, то отсутствие такого согласия делает договор уступки, по общему правилу, оспоримым. Согласно статье 168 Гражданского кодекса РФ (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ) сделки, нарушающие требования закона, по общему правилу, являются не ничтожными, а оспоримыми. Кроме того, является оспоримой сделка, совершенная без согласия третьего лица, необходимость получения которого предусматривает закон (ст. 173.1 ГК РФ). В настоящее время суды, применяя данные нормы, указывают, что отсутствие предусмотренного законом согласия влечет не ничтожность договора цессии, а его оспоримость. Так, суд, с учетом статей166168173.1 Гражданского кодекса РФ, пришел к выводу, что отсутствие согласия влечет только оспоримость сделки, а не ее ничтожность. Оснований для признания сделки об уступке права требования недействительной по собственной инициативе у судов не имелось. Следовательно, не оспоренная сторонами уступка права требования, не лишена силы (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 марта 2015 г. № Ф04-17195/2015 по делу № А27-12055/2014). К этому же выводу пришел суд в постановлении ФАС Московского округа от 26 февраля 2015 г. № Ф05-542/2015 по делу № А40-94447/14).

Исключением из общего правила (согласно которому не нужно получать согласие должника) составляют случаи, когда личность кредитора имеет существенное значение для должника. При этом согласие должника на уступку права обязательно (п. 2 ст. 388 ГК РФ). К таким случаям относятся, например, требования о предоставлении имущества в пользование, об оказании личных услуг (в частности, об исполнении поручения, требования комитента к комиссионеру или принципала к агенту) и т. д.*

167.3872 (11,17)

Внимание! В отношении уступки прав неденежного исполнения с 1 июля 2014 года закон установил правило: для уступки нужно получить согласие должника, если уступка права делает исполнение обязательств значительно более обременительным для него.

Своим соглашением должник и цедент могут запретить или ограничить уступку права на получение неденежного исполнения (п. 4 ст. 388 ГК РФ).

Таким образом, даже если такого соглашения между должником и кредитором нет, то кредитор можетуступить это право без согласия должника, только если уступка не делает исполнение обязательства слишком обременительным для должника.

Кроме того, уступка требований к физическому лицу без его согласия влечет обязанность прежнего и нового кредиторов солидарно возместить ему связанные с уступкой расходы. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах (п. 4 ст. 382 ГК РФ).

Если кредитор заключит договор уступки без согласия должника, то последний вправе обратиться в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки (п. 3 ст. 166 ГК РФ).

Должник имеет право на письменное уведомление о состоявшемся переходе права. Если такое уведомление не будет сделано, то цессионарий несет вызванный этим риск неблагоприятных последствий, а исполнение должника цеденту будет считаться надлежащим. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

167.3873 (11,17)

Внимание! С 1 июля 2014 года изменился порядок уведомления должника о переходе права и об уступкетребования

Уведомить должника об уступке права может как первоначальный кредитор, так и новый кредитор. При этом должник может не исполнять обязательства цессионарию до того момента, как ему предоставят доказательства перехода к нему права. Исключением являются случаи, если уведомление о переходеправа он получил от цедента. Иными словами, когда уведомление направляет первоначальный кредитор, то должник не вправе требовать предоставления ему иных доказательств уступки помимо самого уведомления (п. 1 ст. 385 ГК РФ).

Вместе с тем, закон не уточняет, какой объем информации должен направить должнику цессионарий. Поэтому для цессионария лучше, если уведомлять должника будет цедент.

Если должник получил уведомление об одном или о нескольких последующих переходах права, то он считается исполнившим обязательство надлежащему кредитору при исполнении обязательства в соответствии с уведомлением о последнем из этих переходов права (п. 2 ст. 385 ГК РФ).

131.79327 (11,17)

Что представляет собой передача договора

С 1 июля 2014 года возможна передача договора. В Гражданском кодексе РФ появилась статья, которая устанавливает правила по передаче договора (ст. 392.3 ГК РФ).

Под передачей договора понимается передача стороной сделки всех ее прав и обязанностей по этой сделке другому лицу.

В этом случае одновременно применяются правила о переводе долга и уступке требования в соответствующей части*».

<…>

2.Как перевести свой долг на третье лицо

<…>

«Один из способов, при помощи которых можно избежать исполнения обязательства, – перевести свой долг на третье лицо. При этом не имеет значения, почему третье лицо согласилось на такой перевод: в силу аффилированности, наличия задолженности перед должником или любой другой причины. Главное, что такой перевод одобрен кредитором.

Перевод долга – это один из видов перемены лиц в обязательстве. В результате прежний должник (цедент) заменяет нового должника (цессионария), но обязательство остается прежним и не прекращается.

131.79332 (11,17)

Чем отличается перевод долга от исполнения обязательства за третье лицо

При переводе долга цедент заменяется цессионарием. То есть происходит перемена лиц в обязательстве. Поэтому претензии к исполнению кредитор будет предъявлять новому, а не прежнему должнику.

В отличие от перевода долга закон разделяет исполнение за третье лицо:

  • денежного и
  • неденежного обязательства.

Так, если должник возложил исполнение денежного обязательства на третье лицо, то оно не несет перед кредитором ответственность по этому обязательству. Значит, при наличии претензий к исполнению по денежному обязательству кредитору нужно предъявлять их должнику, а не третьему лицу (исполнителю).

Если же третье лицо исполнило обязанность должника, которая не является денежной, то оно несет ответственность за недостатки исполнения вместо должника. То есть в случае неденежного обязательства ответственность перед кредитором переходит с должника на исполнителя. Это следует из пункта 6 статьи 313 Гражданского кодекса РФ. И, соответственно, претензии, связанные с исполнением кредитор будет предъявлять к исполнителю.

Такие правила действуют с 1 июня 2015 года в связи с внесением изменений в Гражданский кодекс РФ.

Подробнее см. Исполнение обязательства третьим лицом: как защитить интересы исполнителя, должника и кредитора.

При переводе долга важно соблюсти все правила, чтобы избежать неблагоприятных последствий. Такими для цедента может стать признание соглашения о переводе долга недействительным или незаключенным и, как следствие, требование исполнить непереведенный долг. Для цессионария риск заключается в неверной оценке размера переведенного долга. Новый должник может ошибочно полагать, что в результате перевода он обязан уплатить лишь сумму основного долга. Однако если в договоре перевода прямо не предусмотрено иное, то долг переходит к цессионарию в полном объеме, то есть включая неустойку, санкции и т. п.

Как заключить соглашение о переводе долга

С 1 июля 2014 года Гражданский кодекс РФ уточнил, как нужно заключить соглашение о переводе долга.

Во-первых, соглашение о переводе долга заключают первоначальный должник и новый должник (п. 1 ст. 391 ГК РФ). При этом обязательно нужно получить согласие кредитора. При отсутствии такого согласия перевод долга будет являться ничтожным. Согласие кредитора может быть предварительным.

Если кредитор дает предварительное согласие на перевод долга, такой перевод считается состоявшимся в момент получения кредитором уведомления о переводе долга (п. 2 ст. 391 ГК РФ).

Во-вторых, закон вводит следующее положение: в обязательствах, которые связаны с осуществлением их сторонами предпринимательской деятельности, соглашение о переводе долга могут заключить между собой кредитор и новый должник. По такому соглашению новый должник принимает на себя обязательство первоначального должника.

В-третьих, в предпринимательских отношениях первоначальный и новый должники по общему правилу несут солидарную ответственность перед кредитором. Однако в соглашении о переводе долга стороны могут предусмотреть субсидиарную ответственность первоначального должника.

Вместе с тем, первоначальный должник может быть освобожден от исполнения обязательства. Причем первоначальный должник вправе отказаться от такого освобождения от исполнения обязательства (п. 3 ст. 391 ГК РФ).

Таким образом, при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, первоначальный должник может нести как солидарную, так и субсидиарную ответственность, если только кредитор его не освободит от исполнения обязательства.

В-четвертых, если при переводе долга первоначальный должник был освобожден от обязательства, то обеспечение исполнения обязательства, предоставленное третьим лицом, прекращается. Исключением являются случаи, когда такое лицо согласилось отвечать за нового должника. Освобождение первоначального должника от обязательства распространяется на всякое предоставленное им обеспечение, если только имущество, являющееся предметом обеспечения, он не передал новому должнику (п. 23 ст. 392.1 ГК РФ).

167.3880 (11,17)

Внимание! С 1 июля 2014 года не допускается зачет по требованиям предыдущего должника

Гражданский кодекс РФ устанавливает, что новый должник не имеет права на зачет в отношении кредитора встречных требований, которые принадлежат первоначальному должнику (ст. 392 ГК РФ).

Форма соглашения

К форме соглашения о переводе долга применяются те же правила, что и к форме договора об уступке права (п. 4 ст. 391 ГК РФ).

Это значит, что соглашение о переводе долга должно быть совершено в той же форме, что и основной договор. Если основной договор заключен в простой письменной или нотариальной форме, то и перевод должен быть совершен в соответствующей письменной форме (п. 1 ст. 389 ГК РФ).

Пример из практики: суд удовлетворил иск о взыскании задолженности, так как форма соглашения о переводе долга сторонами соблюдена, согласие получено

КГУП «Х.» (подрядчик) и ООО «С.» (заказчик) заключили договор подряда на выполнение проектных и изыскательских работ.

Подрядчик выполнил работы на общую сумму 24 489 362 руб. 46 коп., однако заказчик оплатил их лишь частично.

ООО «С.» (прежний участник) и ООО «П.» (новый участник) заключили соглашение о переводе долга. По этому соглашению новый участник принял на себя исполнение обязательств прежнего участника, предусмотренных договором подряда. Соглашение вступало в законную силу с момента получения согласия КГУП «Х.» на смену стороны в обязательстве.

КГУП «Х.» обратилось в суд в связи с ненадлежащим исполнением ООО «П.» обязанности по уплате долга. Суд указал следующее. Возможность перевода должником своего долга предусмотрена параграфом 2 главы 24 Гражданского кодекса РФ. При этом перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора. Суд установил, что «перевод долга совершен в письменной форме, а предусмотренное пунктом 6 соглашения требование о получении согласия [КГУП "Х."] на перемену стороны в обязательстве исполнено, о чем свидетельствует проставленная в нем подпись директора предприятия, датированная 14.01.2010 и заверенная печатью».

Суд удовлетворил требования истца в заявленном объеме (постановление ФАС Дальневосточного округа от 26 сентября 2011 г. по делу № А73-11338/2010определением ВАС РФ от 15 декабря 2011 г. № ВАС-15717/11 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

Если основной договор требует государственной регистрации, то перевод долга необходимо зарегистрировать в порядке, установленном для регистрации этого договора. Исключение составляют случаи, предусмотренные законом (п. 2 ст. 389 ГК РФ).

По общему правилу несоблюдение простой письменной формы сделки влечет за собой запрет ссылаться на свидетельские показания в подтверждение ее заключения (п. 1 ст. 162 ГК РФ). Если в законе установлена обязательная письменная форма под страхом недействительности сделки, то несоблюдение письменной формы договора повлечет его недействительность (п. 2 ст. 162 ГК). Несоблюдение нотариальной формы также повлечет недействительность (ничтожность) договора (п. 3 ст. 163 ГК РФ), а несоблюдение требования о государственной регистрации – его незаключенность.

Предмет соглашения

При переводе долга необходимо точно определить предмет соглашения. В данном случае это будет обязательство, которое цедент передает цессионарию. При этом перевести можно не только денежное обязательство, но и любое другое. Например, обязанность поставить товары, оказать услуги, выполнить работы и т. д.

Нельзя перевести долг на третье лицо в тех случаях, когда это противоречит закону, соглашению сторон или существу данного способа прекращения обязательств. Так, не допускается перевод долга по договорам проката (п. 2 ст. 631 ГК РФ). Не допускается перевод долга на малолетних (ст. 28 ГК РФ). Противоречит сущности перевода долга перевод части долга, возникшего из обязательств с неделимым предметом, а также перевод долга по обязательству воздержаться от определенных действий. Не может быть переведен долг на лицо, которое в силу специфики обязательства не обладает необходимой для исполнения долга правосубъектностью (например, перевод долга на лицо, не обладающее соответствующей лицензией на выполнение работ по договору). Кроме того, стороны могут своим соглашением запретить перевод долга по конкретному обязательству, включив в договор соответствующую оговорку.

В соглашении о переводе долга нужно максимально подробно указать все характеристики переводимого обязательства (предмет, реквизиты, размер долга и т. п.). Если из текста соглашения невозможно установить, из какого конкретно обязательства возник переводимый долг, то такое соглашение будет признано незаключенным.

Пример из практики: суд признал соглашение о переводе долга незаключенным, так как стороны не согласовали основание возникновения уступаемого права, а также конкретный период, за который оно уступается

Заказчик и подрядчик заключили договор на обслуживание оборудования.

Затем заказчик передал по договору о переводе долга свои обязанности по уплате задолженности третьему лицу.

Ссылаясь на отсутствие оплаты, подрядчик обратился в суд с иском к третьему лицу, на которого был переведен долг, о взыскании задолженности за оказанные услуги по техническому обслуживанию оборудования.

Суд в иске отказал на том основании, что договор о переводе долга является незаключенным. Он отметил, что согласно статье 432 Гражданского кодекса РФ к числу существенных условий договора относится условие о предмете договора. Отсутствие в соглашении об уступке части права, возникшего из длящегося обязательства, указания на основание возникновения уступаемого права, а также на конкретный период, за который оно уступается, может свидетельствовать о незаключенности этого договора (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15 ноября 2012 г. по делу № А33-19798/2011).

Пример из практики: поскольку стороны не указали предмет договора о переводе долга, суд признал договор незаключенным

ООО «К.», ООО «С.» и ООО «А.» подписали договор, по условиям которого ООО «К.» переуступило ООО «А.» частично свою обязанность по оплате выполненных работ ООО «С.» по договорам подряда. Ссылаясь на ненадлежащее исполнение ООО «А.» обязательств по договору, ООО «С.» обратилось в арбитражный суд.

Суд пришел к выводу, что договор является незаключенным, поскольку:

  • текст представленного в дело договора не содержит конкретных сведений об обязательствах, в отношении которых стороны намерены осуществить перевод долга;
  • договор не содержит ссылок на какие-либо документы, позволяющие определить источник возникновения долга.

Перевод долга означает перемену должника в обязательстве. Правовым последствием перевода долга является замена одного из субъектов обязательства (должника) при сохранении неизменности самого содержания обязательства. Существенным условием данного договора является условие о переходе обязательства на нового должника, которое должно включать основание возникновения данного обязательства, его содержание и объем. Перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора. К форме перевода долга, соответственно, применяются правила, содержащиеся в статье 389 Гражданского кодекса РФ. Суд указал: «...оспариваемый договор перевода долга, подписанный тремя сторонами, должен свидетельствовать о том, что лица, его подписавшие, согласовали конкретную часть долга, которую прежний должник перевел на нового должника, в частности обязательство, из которого возник долг первоначального должника, период возникновения задолженности, наличие документов, позволяющих определить источник возникновения долга. Поскольку из содержания договора о переводе долга, а также иных представленных доказательств невозможно установить факт согласования сторонами, подписавшими договор, периода образования задолженности, конкретных оснований возникновения обязательств по договорам подряда,...суды... пришли к выводу о незаключенности договора... ввиду недостижения сторонами соглашения о предмете договора».

Суд отказал в удовлетворении иска (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14 июня 2013 г. по делу № А46-28407/2012).

Если стороны указали только размер переводимого долга, но не описали все характеристики обязательства, то в большинстве случаев предмет соглашения о переводе считается несогласованным.

Пример из практики: соглашение о переводе признано незаключенным, поскольку стороны не согласовали предмет

ООО «М.» (кредитор), ООО «А.» (должник) и индивидуальный предприниматель г. (новый должник) подписали соглашение о переводе долга. Размер переведенного долга составил 3,9 млн руб., что подтверждается выставленными счетами-фактурами, отраженными в приложении 1 к соглашению. Поскольку предприниматель свои обязательства не выполнил, ООО «М.» обратилось в суд.

В удовлетворении иска было отказано. Аргументация: из условий соглашения невозможно установить конкретные обязательства между ООО «М.» и ООО «А.». В тексте соглашения нет указания на основания возникновения задолженности (договоры, накладные и т. д.) и на период ее возникновения. Приложение 1, содержащее перечень счетов-фактур, на которое имеется указание в соглашении, в материалах дела не представлено. Доказательств передачи ответчику во исполнение соглашения о переводе долга счетов-фактур на сумму 3,9 млн руб. ООО «М.» не представило. Иные доказательства, которые бы подтвердили волеизъявление ответчика и третьего лица на замену должника в конкретном обязательстве, в материалах дела отсутствуют (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 октября 2010 г. № 17АП-9508/2010-ГК по делу № А71-3427/2010).

Пример из практики: суд пришел к выводу, что стороны согласовали предмет договора, поэтому оснований для признания договора о переводе долга незаключенным не имеется

Общества «Т.», «З.» и «О.» заключили договор о переводе долга. Согласно данному договору общество «З.» приняло на себя обязательства общества «Т.» по оплате суммы задолженности по договору поставки между обществами «Т.» и «О.».

Договор о переводе долга со стороны общества «З.» подписал генеральный директор Х.

Полагая, что данный договор генеральный директор подписал после окончания срока действия его полномочий, общество «З.» обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора о переводе долга. Заявитель в иске указал также на то, что договор является незаключенным в связи с тем, что в нем отсутствуют условия, которые позволяют индивидуализировать уступленное право.

Суд установил наличие у Х. полномочий на совершение оспариваемой сделки. Также был сделан вывод о том, что стороны согласовали предмет договора. Так, в нем указано, что истец принял на себя обязательства общества «Т.» по оплате суммы задолженности по договору поставки, заключенному между обществами «Т.» и «О.». По условиям договора должник в момент подписания договора передает новому должнику заверенную копию договора поставки, реестр передаваемых накладных, акт сверки взаиморасчетов, заверенные копии документов, подтверждающих отгрузку продукции и ее получение должником. Таким образом, «приняв во внимание, что предмет спорного договора определен в п. 1.1 договора, при подписании договора были переданы поименованные выше документы, договор подписан сторонами без возражений, апелляционный суд пришел к обоснованному выводу о том, что отсутствовала какая-либо неясность относительно предмета данного договора». В итоге суд счел, что предмет договора о переводе долга согласован, признал договор заключенным и отказал в иске (постановление ФАС Уральского округа от 15 мая 2013 г. № Ф09-1840/13 по делу № А76-15989/2012).

Пример из практики: суд признал договор о переводе долга заключенным, так как стороны предусмотрели размер переводимого обязательства и основание его возникновения

ОАО «Х.» (кредитор), ООО «С.» (должник) и ООО «Б.» (новый должник) заключили договор перевода на нового должника долга – обязанности должника уплатить кредитору 216 500 руб. по договору субаренды. В претензии, направленной в адрес ООО «Б.», ОАО «Х.» указало, что первоначальный должник в счет погашения долга уплатил 6013 руб. 23 коп. В связи с чем размер задолженности составляет 210 486 руб. 74 коп., которые нужно уплатить в семидневный срок с момента получения претензии. ООО «Б.» оставило претензию без удовлетворения. Поэтому ОАО «Х.» обратилось в арбитражный суд с иском.

Как отметил суд, предмет договора перевода долга считается согласованным, если:

  • условия договора позволяют установить конкретное обязательство, из которого возник долг;
  • получено согласие кредитора на такой перевод.

Удовлетворяя иск, суд исходил из того, что в договоре указан размер переводимого обязательства и основание его возникновения – договор субаренды (постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 июня 2013 г. по делу № А42-1303/2012определением ВАС РФ от 10 октября 2013 г. № ВАС-13593/13отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

Пример из практики: суд пришел к выводу о незаключенности договора, так как было невозможно идентифицировать уступленное право (требование)

Общество «С.» (перевозчик) и Общество «УК "О."» (грузовладелец) заключили договоры об оказании услуг по перевозке отходов производства и потребления. Также было подписано соглашение о переводе долга. По договору первоначальный должник передал новому должнику долг по договору на удаление отходов, заключенному между первоначальным должником и кредитором.

Общество «С.» обратилось в суд с иском о взыскании с общества «УК "О."» задолженности за оказанные услуги. Полагая, что соглашение о переводе долга является незаключенным, общество «УК "О."» обратилось в суд с иском о признании его незаключенным.

Суд удовлетворил иск по следующим основаниям:

  • из смысла норм главы 24 Гражданского кодекса РФ следует, что предметом договоров о перемене лиц в обязательстве (уступке требования, переводе долга) является замена кредитора либо должника в конкретном обязательстве. Следовательно, в качестве существенного условия для договоров данного вида закон определил условие об обязательстве, из которого возникли уступаемое право или переводимый долг;
  • стороны договора о переводе долга должны согласовать конкретное обязательство, из которого возникла задолженность (договоры, накладные и т. д.), с указанием сторон обязательства, даты его заключения, возникновения, размер задолженности по каждому из обязательств (если их несколько). В противном случае отсутствие данного указания является основанием считать сделку беспредметной и, соответственно, незаключенной.

Проанализировав условия договора перевода долга, суд пришел к выводу, что «спорное соглашение не позволяет определить, в каких обязательствах произошла перемена лиц, на каком основании эти обязательства возникли и в каком виде существовали в момент заключения соглашения о переводе долга».

Суд признал договор незаключенным, указав, что «из предмета спорного соглашения невозможно идентифицировать уступленное право (требование)» (постановление ФАС Уральского округа от 3 февраля 2014 г. № Ф09-14216/13 по делу № А34-592/2013).

Если же стороны поступили наоборот (т. е. описали обязательство, но не привели размер долга), это не может служить основанием для признания соглашения незаключенным. Аргументация: перевод долга предполагает полную замену должника в обязательстве. Размер задолженности не является существенным условием соглашения. Следовательно, сумма долга может быть определена при его погашении (определение ВАС РФ от 17 октября 2007 г. № 13459/07, постановленияФАС Северо-Западного округа от 13 августа 2009 г. по делу № А21-8719/2008Второго арбитражного апелляционного суда от 13 декабря 2010 г. по делу № А31-4185/2010).

Пример из практики: несоответствие суммы переданного долга цене основного договора не может повлечь признание соглашения о переводе долга незаключенным

Признавая соглашение заключенным, суд так мотивировал свою позицию. Соглашение о переводе долга должно содержать указание на сделку, порождающую обязательство. Оспариваемый договор перевода долга содержит указание на сделку, то есть безусловно позволяет установить источник возникновения обязательства, из которого возник долг – задолженность по договору от 8 июля 2008 г. № 08/07/2008 на субподрядные работы. Из изложенного следует, что стороны договора в полном соответствии с требованием закона (п. 1 ст. 432, ст. 391392 ГК РФ) согласовали существенные условия.

Размер задолженности не является существенным условием договора о переводе долга, что подтверждено позицией ВАС РФ (определение от 17 октября 2007 г. № 13459/07). Согласно мнению высшей судебной инстанции, размер задолженности не является существенным условием такого договора. Поскольку спорный договор позволяет определить источник возникновения обязательства (договор), несоответствие суммы переданного долга цене договора не может повлечь признание соглашения о переводе долга незаключенным (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 22 апреля 2011 г. по делу № А41-41680/10).

Однако в некоторых случаях предмет перевода может считаться согласованным, даже если в соглашении нет указания на обязательство, долг из которого переводится (п. 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»; далее – информационное письмо № 120). Хотя данное разъяснение касается уступки права, ВАС РФ применяет его по аналогии к переводу долга. При этом из представленных суду доказательств должно очевидно следовать, что стороны точно знают и могут подтвердить, долг из какого обязательства они перевели. Об этом может свидетельствовать не только текст соглашения, но и иные документы, если между сторонами нет других отношений. Например, суд счел предмет перевода согласованным, исходя из совокупности следующих документов: договора переуступки долга, основного договора, актов сдачи-приемки работ, товарных накладных, акта сверки взаимных расчетов (постановление ФАС Центрального округа от 15 августа 2011 г. по делу № А08-6397/2010-15определением ВАС РФ от 3 октября 2011 г. № ВАС-12263/11 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

Данное разъяснение ВАС РФ также применяется в актуальной судебной практике. Так, ФАС Северо-Кавказского округа указал: «При отсутствии в договоре цессии ссылки на обязательство, в состав которого входило уступаемое право (требование), суд выясняет, повлекло ли данное обстоятельство в конкретном случае отсутствие согласования сторонами предмета указанного соглашения. Материалы... дела содержат документы, позволяющие установить обстоятельства перехода прав (требований) от цедента к цессионарию и объем таких прав. Буквальное толкование договора цессии... позволяет установить, что воля сторон была направлена на уступку права основного долга, обеспеченного залогом имущества должника» (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 25 октября 2013 г. по делу № А32-26716/2008).

Эту же позицию поддержал ФАС Московского округа. Он указал, что «материалы... дела содержат документы, позволяющие установить обстоятельства перехода прав (требований) от цедента к цессионарию и объем таких прав. Буквальное толкование договора уступки прав... позволяет установить, что воля сторон была направлена на уступку права основного долга в объеме, утвержденном определением Арбитражного суда.... При таких обстоятельствах вывод апелляционного суда о ничтожности договора цессии... противоречит имеющимся в деле доказательствам» (постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 апреля 2015 г. № Ф05-3906/2015 по делу № А40-93044/14).

Если по соглашению переводится часть долга, который возник из длящегося обязательства (например, аренды), то помимо основания его возникновения необходимо указать конкретный период, за который он переводится. В противном случае соглашение может быть признано незаключенным (п. 13 информационного письма № 120).

Пример из практики: суд отказался взыскать долг с нового арендатора, так как в соглашении между старым и новым арендаторами не был указан размер передаваемого долга и период, за который он возник

ООО «Ш.» и Главное управление имущественных отношений Алтайского края заключили договор аренды. Согласно договору ООО «Ш.» являлось арендатором земельного участка для эксплуатации здания гаража. Позднее ООО «Ш.» продало гараж ООО «М.».

Между ООО «Ш.», ООО «М.» и Главным управлением было заключено соглашение о замене стороны по договору аренды, в соответствии с которым все права и обязанности арендатора приняло на себя ООО «М.».

Рассматривая иск арендодателя к ООО «М.» о взыскании арендной платы и начисленных пеней, суд пришел к следующим выводам. Заключенное между сторонами соглашение есть соглашение о переводе долга. Оно не содержит сведений о размере передаваемого долга по арендной плате и периоде, за который возник долг. Следовательно, существенные условия соглашения в части перевода долга сторонами не согласованы. Иных доказательств объема переданного долга суду не представлено (определение ВАС РФ от 29 декабря 2010 г. № ВАС-17655/10).

К аналогичным выводам в отношении договора поставки, носящего длительный характер, суд пришел в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 28 апреля 2011 г. по делу № А79-5106/2010 (определением ВАС РФ от 30 июня 2011 г. № ВАС-7858/11 отказано в передаче дела в Президиум для пересмотра в порядке надзора).

Пример из практики: суд счел договор уступки права требования незаключенным, так как в нем не указано, какое именно денежное обязательство и за какой период передано по уступке

ЗАО «М.» (арендодатель) и ООО «Г.» (арендатор) заключили договор аренды нежилого помещения. Также ЗАО «М.» (цедент) и ООО «Б.» (цессионарий) подписали договор уступки требования, по которому цедент уступил цессионарию права требования к ООО «Г.» по договорам аренды.

Арендодатель обратился в суд, ссылаясь на то, что арендатор не исполнил обязательство по внесению арендных платежей за весь период аренды.

Суд сделал вывод о правомерности требований исходя из того, что арендатор нарушил обязательства по своевременному внесению арендной платы. При этом он отклонил довод арендатора об отсутствии долга ввиду передачи права требования взыскания долга другому лицу. Суд дал оценку договору уступки права требования и счел его незаключенным. Суд пришел к выводу о невозможности определить, какие именно права требования были переданы истцом. Суд отметил: «поскольку в тексте договора уступки... не указано, какое именно денежное обязательство и за какой период по договору аренды... передано по уступке, вывод... о том, что уступка права требования задолженности, о взыскании которой заявлено по настоящему делу, не произошла, является правильным» (постановление ФАС Московского округа от 11 февраля 2015 г. № Ф05-17030/2014 по делу № А40-114133/13).

Объем переводимого долга

Если договором не предусмотрено иное, считается, что цедент передал цессионарию свой долг в полном объеме. Это значит, что цессионарий обязан исполнить обязательство в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода обязанности. Дополнительно цессионарий должен уплатить кредитору все санкции, предусмотренные основным договором, если возникнут соответствующие основания.

Пример из практики: суд взыскал с нового должника не только сумму основного долга, но и пени

Взыскав с ответчика сумму основного долга и пени за просрочку исполнения обязательства, суд так обосновал свое решение. Из смысла статей 391392 Гражданского кодекс РФ видно, что перевод долга предполагает переход обязанностей от должника к другому лицу с согласия кредитора. В результате происходит перемена лиц в обязательстве при сохранении содержания самого обязательства. При этом новый должник принимает на себя долг первоначального должника в том объеме, в котором этот долг лежал на первоначальном должнике, включая уплату процентов, неустойки и других санкций (постановление ФАС Уральского округа от 12 мая 2010 г. № Ф09-3253/10-С3 по делу № А60-41720/2009-С5).

Пример из практики: суд взыскал с нового должника неустойку, поскольку новый должник принял на себя долг в том объеме, в котором этот долг лежал на первоначальном должнике

ООО «С.» (исполнитель) и ООО «Б.» (заказчик) заключили договор, по условиям которого заказчик поручил, а исполнитель принял на себя обязательства выполнить работы по монтажу внутренних инженерных систем водопровода, канализации, ливневой канализации и отопления. Также ЗАО «Б.» (новый должник) и ООО «Б.» (должник) заключили договор о переводе долга, по условиям которого новый должник принял исполнение денежного обязательства (оплату выполненных работ) за должника. В связи с тем, что ЗАО «Б.» не исполнило обязательства, ООО «С.» обратилось в суд с требованием о взыскании неустойки.

Суд счел требование обоснованным. Он указал: «Целью перевода долга является освобождение первоначального должника от обязательства с одновременным его возложением на нового должника при сохранении прав кредитора. При этом обязательство должно быть перенесено во всей своей юридической целостности, с сохранением обеспечений и возражений, которые могут быть связаны с долгом». Поэтому, установив, что по договору о переводе долга обязательства по оплате 6 866 088 руб. перешли к новому должнику – ЗАО «Б.», суд удовлетворил требование ООО «С.» о взыскании неустойки (постановление ФАС Поволжского округа от 10 апреля 2013 г. по делу № А65-15592/2012).

Аналогично истолковывают статьи 391392 Гражданского кодекса РФ и иные суды, например, ФАС Восточно-Сибирского округа указал: «Перевод долга предполагает переход обязанностей от должника к другому лицу с согласия кредитора, в результате которого происходит перемена лиц в обязательстве при сохранении содержания самого обязательства. При этом новый должник принимает на себя долг первоначального должника в том объеме, в котором этот долг лежал на первоначальном должнике» (постановление от 2 декабря 2013 г. по делу № А19-22624/2012).

Закон не запрещает сторонам самим указать, в каком именно объеме переводится долг. Это означает, что в соглашении может быть предусмотрен перевод:

Закон также предусматривает, что кредитор может осуществлять в отношении нового должника все права по обязательству, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства (п. 1 ст. 392.1 ГК РФ).

Согласие кредитора

Согласие кредитора – обязательное условие соглашения о переводе долга (п. 1 ст. 391 ГК РФ), поскольку в данном случае личность должника имеет существенное значение для кредитора. Закон не устанавливает требований к форме согласия кредитора. Обычно на практике такое согласие оформляется следующим образом:

В некоторых случаях суд может признать договор о переводе долга согласованным на основании совокупности доказательств, косвенно подтверждающих отсутствие возражений у кредитора против уплаты долга иным лицом (постановление ФАС Московского округа от 2 февраля 2006 г. № КГ-А40/14142-05).*

131.79333 (11,17)

Нужно ли получать согласие кредитора, если долг передан юридическому лицу, которое возникло в результате реорганизации первоначального должника

Нет, не нужно. Это можно обосновать следующим образом.

При универсальном правопреемстве в результате реорганизации путем выделения права и обязанности должника переходят к вновь созданному юридическому лицу на основании закона. Следовательно, согласие кредитора на такой переход не требуется (постановление Президиума ВАС РФ от 17 марта 2011 г. № 16555/10). Логично предположить, что данное разъяснение будет действовать не только в отношении выделения, но и при реорганизации путем разделения.

131.79334 (11,17)

Что представляет собой передача договора

В Гражданском кодексе РФ с 1 июля 2014 года появилась статья, которая устанавливает правила по передаче договора (ст. 392.3 ГК РФ).

Под передачей договора понимается передача стороной сделки всех ее прав и обязанностей по этой сделке другому лицу. В этом случае одновременно применяются правила о переводе долга и уступке требования в соответствующей части».

<…>

10.09.2015

С уважением, Александр Кобзарев,

эксперт Системы Юрист

Ответ утвержден Олесей Уделько,

ведущим экспертом Системы Юрист

Персональные консультации по учету и налогам

Лучшие ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву. Ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву.



Вопросы и ответы по теме



Совет недели

Если акт от поставщика датирован 2015 годом, но получили вы его только сейчас, расходы можно учесть в текущем периоде. Ведь из-за ошибки налог на прибыль в 2015 году переплатили (п. 1 ст. 54 НК РФ).
  • Налоговый кодекс
  • Гражданский кодекс
  • Трудовой кодекс

Новые документы

Все изменения в законодательстве для бухгалтера


Директор заваливает вас дополнительной работой?

  Результаты

Система Главбух

Профессиональная справочная система для бухгалтеров

Получить демодоступ

Программа Главбух: Зарплата и кадры

Сервис по расчету и оформлению выплат работникам

Попробовать бесплатно


Калькуляторы и справочники


Пока вы были в отпуске

Самые важные события, материалы и изменения в законе


Подписка на рассылки



Наши партнеры

  • Семинар для бухгалтера
  • Практическое налоговое планирование
  • Зарплата
  • Учет в строительстве
  • Юрист компании
  • Кадровое дело
  • Учет.Налоги.Право
  • Документы и комментарии
  • Учет в сельском хозяйстве
  • Коммерческий директор
  • Упрощенка