Журнал, справочная система и сервисы
№23
Декабрь

В свежем «Главбухе»

Пошаговая инструкция: как поставить онлайн‑кассу на учет в налоговой

Подписка
Срочно заберите все!
№23
15 декабря 2015 1200 просмотров

Что считается днем оплаты (для определения курса валюты) по договору поставки в валюте: день списания средств со счета покупателя или день зачисления на р/сч продавца????

Законодательно данное понятие не закреплено и, с учетом того, что внятная судебная практика по вопросу о том, что следует понимать под днем платежа в целях определения курса, отсутствует, лучше решить этот вопрос в договоре. При этом, сторонам вовсе не обязательно привязывать курс именно ко дню оплаты — можно, например, выбрать курс на день заключения договора или на день отгрузки. Но в любом случае, формулируя свое условие о том, на какую дату определяется курс, очень важно не перемудрить. Иначе тоже может оказаться, что каждая из сторон понимает это условие по-своему.

Обоснование

Из статьи журнала Журнал «Юрист компании» № 3, Март 2015

Привязка цены к иностранной валюте. Какие риски должен разглядеть юрист


Дарья Бекбулатова, юрист компании BASF

В выработке конкретных условий валютной оговорки предложения идут от бизнес-функций компании, но формулировать выработанное условие на юридическом языке придется юристам, поэтому им важно разбираться в соответствующих финансовых понятиях.

Чаще всего различные валютные оговорки классифицируют в зависимости от того, какой показатель служит базисом, на основе которого будет определяться итоговая сумма, подлежащая уплате кредитору (выделяют прямую, косвенную, мультивалютную оговорки и т. д.). Но такая классификация важна для экономистов. Для юриста же в поисках удачной формулировки договора важнее другие аспекты: чем является соответствующее условие — способом определения цены в договоре (п. 1 ст. 424 ГК РФ) или условием о возможном изменении цены в будущем (п. 2 ст. 424, п. 1 ст. 450 ГК РФ), законно ли такое условие и каких рисков стоит ожидать с точки зрения возможных споров с контрагентом, вызванных валютной оговоркой. В данной статье будут рассмотрены риски условий о валютных оговорках именно с точки зрения юридических рисков. Речь пойдет о внутрироссийских договорах, то есть о той ситуации, когда, как бы ни была выражена цена, расчеты осуществляются в рублях.

Самый простой вариант: цена договора выражена в иностранной валюте


Такое условие обеспечивает защиту от инфляционных процессов, и, кроме того, оно эффективно для той стороны договора, у которой есть валютные затраты, связанные с исполнением договора (например, если товары, поставляемые по внутрироссийским договорам, поставщик закупает у иностранных партнеров).

Установление цены договора непосредственно в валюте больше характерно для международных контрактов, но распространено и в договорах между российскими компаниями. Если юрист раньше не имел дела с договорами, в которых цена прямо выражена в иностранной валюте (например, указано, что цена составляет 20 000 евро), у него могут возникнуть сомнения в законности такого условия в отношениях между двумя валютными резидентами России.

Законность условия о цене в иностранной валюте. Сомнения связаны не только с тем, что расчеты на территории России между резидентами России в иностранной валюте запрещены, но и с нормой пункта 1 статьи 317 Гражданского кодекса, которая устанавливает, что денежные обязательства должны быть выражены в рублях. Правда, далее пункт 2 той же статьи позволяет привязывать цену в рублях к валютному курсу, но не ясно, допустимо ли просто выразить цену в иностранной валюте или обязательно нужно писать фразу о том, что цена в рублях эквивалентна такой-то сумме в иностранной валюте.

На самом деле причин для беспокойства нет: простое выражение цены в иностранной валюте закону не противоречит. Более того, даже если в договоре не будет фразы о том, что оплате эта цена подлежит в рублях, такое условие предполагается. Этот вопрос был разъяснен в пункте 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 04.11.02 № 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса РФ» (далее — информационное письмо № 70).

Проще говоря, если цена выражена в иностранной валюте, предполагается, что это не что иное, как просто способ расчета цены в рублях. Если в договоре нет условия о том, как будет определяться курс этой иностранной валюты, то в расчет берется курс к рублю, установленный Банком России на дату фактического платежа (соответствующее разъяснение есть в пункте 13 информационного письма № 70).

Такое условие договора, когда цена выражена в одной валюте (более сильной, стабильной), а платеж должен быть в другой валюте, считается косвенной валютной оговоркой — это самый простой из всех вариантов валютных оговорок. В данном случае цена как таковая на протяжении действия договора остается неизменной — меняется лишь сумма платежа в рублях.

Важный момент условия о цене в валюте. Наличие выработанного судебного подхода к тому, как следует понимать условие о цене, если она выражена в иностранной валюте, не снимает необходимости формулировать такое условие более подробно. Сторонам лучше договориться, как будет определяться курс валюты. Иначе между ними может возникнуть спор о том, что считать датой фактического платежа в целях определения валютного курса.

Понятие «даты фактического платежа» в законодательстве не определено. Бывает, что одна из сторон полагает, что под днем платежа в целях применения курса следует считать срок оплаты, установленный в договоре. Например, в договоре сказано, что товар должен быть оплачен до 10 марта 2015 года, в действительности он оплачен 30 марта 2015 года, и одна из сторон полагает, что курс на день платежа (или «на день оплаты») — это курс, установленный на 10 марта. Суды с таким подходом, конечно, не соглашаются. Совершенно очевидно, что срок фактического платежа и срок оплаты по договору — разные понятия (см. постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.12.12 по делу № А56-23058/2012, ФАС Поволжского округа от 26.06.14 по делу № А55-17440/2013).


Банк обязан осуществить перечисление средств клиента и зачисление средств на его счет не позже следующего операционного дня после получения соответствующего платежного документа, если иное не установлено федеральным законом, договором или платежным документом (ст. 31 Федерального закона от 02.12.90 № 395–1 «О банках и банковской деятельности»). Соответственно, если платежное поручение поступило в банк после окончания операционного дня, банк исполнит его не раньше следующего операционного дня.

Еще один, более серьезный вопрос: равноценно ли понятие фактического платежа моменту, с которого денежное обязательство считается исполненным? Или же фактический платеж — это дата, когда плательщик осуществил все необходимые с его стороны действия, чтобы платеж состоялся (например, направил в свой банк платежное поручение), либо дата списания денег с его расчетного счета? Ведь момент, с которого денежное обязательство считается исполненным, стороны зачастую устанавливают в договоре. И в современных условиях это чаще всего момент зачисления денег на расчетный счет кредитора либо на корсчет его банка. Даты направления платежного поручения в банк плательщика и зачисления денег на счет получателя могут отличаться, и курсы валюты в эти дни тоже могут не совпадать. Какую же из этих дат использовать для определения курса?

Момент, с которого обязательство по оплате считается исполненным, обычно устанавливается с целью распределить бремя рисков сторон в случае зависания платежа (если у банка плательщика возникнут проблемы и он не переведет деньги). Можно ли автоматически применять эту дату еще и в целях определения курса валюты, если это прямо не предусмотрено договором? Контрагенты могут придерживаться разного мнения по этому вопросу, что тоже неизбежно приведет к спору.

Расхождения в понимании дня фактического платежа, на который определяется курс, возможны даже тогда, когда в договоре нет условия о том, какой день считается датой исполнения обязательства по оплате. В этом случае тоже возникнет вопрос: следует ли руководствоваться общим пониманием момента исполнения обязательства по оплате или этот момент нельзя приравнивать ко дню фактического платежа в целях определения валютного курса? Если это разные понятия, то что тогда считать датой платежа именно в целях определения курса?

Если приравнивать понятие дня платежа в целях определения курса ко дню, когда денежное обязательство считается исполненным, то нужно исходить из того, что суды, как правило, считают моментом исполнения денежного обязательства поступление денежных средств на корреспондентский счет банка получателя платежа, то есть кредитора (см. определение ВАС РФ от 14.04.10 по делу № А75-1241/2009, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.07.14 по делу № А40-162750/13, Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.04.13 по делу № А05-11910/2012, ФАС Западно-Сибирского округа от 10.12.10 по делу № А45-12340/2010). Хотя встречается и иное мнение — что это момент зачисления денег на расчетный счет получателя (постановления Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.09.13 по делу № А12-7079/2013, Второго арбитражного апелляционного суда от 13.08.14 по делу № А82-3698/2014). Но судебная практика, в которой возникает вопрос о моменте исполнения денежного обязательства, касается в основном начисления процентов по статье 395 Гражданского кодекса. В судебной практике нет примеров дел о взыскании долга, выраженного в иностранной валюте, где был бы применен такой же подход к моменту платежа именно в целях определения курса валюты. Зато есть примеры, когда суды принимали за день фактического платежа в этих целях дату платежного поручения, правда, не объясняя при этом логику такого вывода (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 17.06.13 по делу № А45-29507/2012). Этот подход представляется более оправданным, чем определение курса на день поступления денег на счет получателя (даже не важно — на его расчетный счет или корсчет его банка). Потому что иначе окончательную сумму долга каждый раз приходилось бы определять уже после того, как деньги списаны со счета плательщика. А значит, в случае расхождения курсов либо плательщик должен доплатить курсовую разницу, либо получатель должен вернуть часть поступившей ему суммы. Такой вариант возможен, если стороны прямо определили его в договоре. Но в качестве общего правила, действующего при отсутствии соглашения об ином, его вряд ли можно признать разумным и удобным для оборота.

С учетом того, что внятная судебная практика по вопросу о том, что следует понимать под днем платежа в целях определения курса, отсутствует, лучше решить этот вопрос в договоре. Кстати, сторонам вовсе не обязательно привязывать курс именно ко дню оплаты — можно, например, выбрать курс на день заключения договора или на день отгрузки. Но в любом случае, формулируя свое условие о том, на какую дату определяется курс, очень важно не перемудрить. Иначе тоже может оказаться, что каждая из сторон понимает это условие по-своему. *

Возможные споры из-за разного понимания условия о дате, на которую определяется курс. Даже когда стороны прямо устанановили в договоре дату, на которую определяется курс валюты, порой возникают споры из-за того, что во время исполнения договора первичные учетные документы (например, товарные накладные, ежемесячные закрывающие акты по аренде), а также счета оформляются в рублях. Плательщик может ошибочно расценить рублевую сумму, указанную в первичных учетных документах и счетах, как окончательную, несмотря на то, что дата, на которую по договору должна определяться цена в рублях (дата, на которую определяется курс), — иная. В результате у плательщика может возникнуть долг в размере курсовой разницы. Это чисто техническая ошибка — платеж по неправильному курсу. Первичный учетный документ не является согласованием иного момента определения курса, а лишь отражает факт совершения определенной хозяйственной операции — например, факт передачи товара. Тем не менее в судебной практике немало споров именно из-за таких ситуаций. Разумеется, суды в таком случае руководствуются датой, указанной в договоре (см., например, постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.10.12 по делу № А32-3340/2012, ФАС Северо-Кавказского округа от 21.01.13 по тому же делу).


Возможен компромиссный вариант — оформлять первичные учетные документы в рублях, а цену в валюте указывать в них в качестве дополнительной информации, напоминая контрагенту, что сумма в рублях не окончательная. Но этот способ может привести к еще большей путанице, если, указывая в первичке цену в валюте, сторона ошибочно отметит там не тот день определения курса. Например, в договоре сказано «по курсу на день платежа», а в первичке будет указано «по курсу на день отгрузки». Потом контрагент может попытаться сослаться на то, что соответствующий первичный учетный документ нужно рассматривать как допсоглашение сторон об изменении дня, на который устанавливается курс. И это тоже приведет к спорной ситуации.

Избежать подобных ошибок и лишних споров можно было бы, указывая в первичных учетных документах цену в валюте договора. Но Федеральный закон от 06.12.11 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» устанавливает, что денежное измерение объектов бухгалтерского учета производится в рублях. Формально это требование не запрещает указывать в первичных учетных документах цену в валюте — главное, вести учет в рублях (то есть, отражая операцию в регистрах учета, переводить сумму, указанную в первичке, в рубли). Но налоговые органы считают иначе: по их мнению, вышеуказанная норма закона «О бухгалтерском учете» означает, что и первичные учетные документы должны быть оформлены именно в рублях (см., например, письмо УФНС России по Московской области от 28.02.14 № 16–21/10933). Поэтому первичка в валюте может привести к спору с налоговиками.

Более сложная ситуация, если путаница возникает из-за наличия нескольких противоречащих друг другу условий о дне, на который определяется курс валюты. Такая организационная ошибка может привести к непредсказуемому итогу спора.

Пример из практики

Стороны согласовали в договоре цену товара в евро, а оплату — в рублях по курсу Банка России на дату осуществления платежа. Но той же датой, что и сам договор, стороны подписали дополнительное соглашение, определив, что оплата товара производится покупателем в рублях по курсу Банка России на дату отгрузки. При этом в допсоглашении не было сказано, что оно отменяет условие договора. В результате покупатель считал, что курс надо определять на день платежа (и заплатил исходя именно из этого курса), а поставщик — что курс надо определять на день отгрузки. Курс на день отгрузки оказался больше, чем на день платежа, поэтому, по мнению поставщика, покупатель ему недоплатил. Суд, разбирая этот спор, пришел к выводу, что условия договора и допсоглашения о дате, на которую определялся курс, не противоречили друг другу, а были альтернативными, и в данном случае курс нужно было определять на день оплаты.

Во-первых, суд учел, что в договоре было альтернативное условие о сроке оплаты: стопроцентная предоплата либо в течение 35 календарных дней с момента отгрузки. Из обстоятельств дела видно, что покупатель оплачивал товары после их получения (без предоплаты). Прямо это в решении не прозвучало, но похоже, что, по мнению суда, в случае постоплаты применялся курс на день оплаты, а в случае предоплаты должен был применяться курс на день отгрузки.

Во-вторых, суд учел, что обязательство покупателя по оплате товара по условиям договора считалось исполненным в момент поступления денежных средств на корсчет банка продавца. С учетом того, что поставщик и покупатель находились в разных регионах, между моментом перечисления денежных средств покупателем и их получением поставщиком существовал временной промежуток, не исключавший изменения курса валюты. Следовательно, на момент перечисления оплаты покупатель не мог определить сумму своей задолженности перед поставщиком. По мнению суда, это означало, что на дату отгрузки определялась только предварительная цена товаров, а окончательная цена формировалась уже после полного расчета покупателя с поставщиком (на дату оплаты).

Кроме того, суд учел, что во всех счетах, которые поставщик по электронной почте направлял покупателю, цена указывалась в евро с пометкой, что счет оплачивается по курсу Банка России на дату оплаты (постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 21.01.11 по делу № А41-30951/10, ФАС Московского округа от 24.03.11 по тому же делу).


При рассмотрении в суде аналогичного спора в современных условиях можно ссылаться еще и на пункт 11 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.14 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (о толковании неясного договорного условия против стороны, которая его предложила). Проще говоря, если условие договора о дате, на которую следует определять курс, сформулировано неясно или противоречиво и ни предшествующая переписка сторон, ни практика их отношений, ни последующее поведение не позволяют понять, как применять это условие, то суды будут толковать его против той стороны, которая это условие предложила.

Скорее всего в приведенном выше примере на решение суда в большей степени повлияло то, что поставщик в иске настаивал на одном курсе, тогда как сам выставлял счета, указывая иной курс. В настоящее время появились новые инструменты для решения подобных споров. Представляется, что в аналогичных обстоятельствах можно было бы утверждать, что поставщик злоупотребляет правом. В новой редакции Гражданского кодекса есть прямой запрет на извлечение преимуществ из своего недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ). В качестве превентивных мер от подобных споров юристам важно, во-первых, внимательно подходить к формулировкам условия о курсе, избегая малейших неясностей, а во-вторых, отладить механизм выставления счетов и оформления первичных учетных документов по договору соответствующими подразделениями компании. А именно: сделать обязательной для соответствующих служб сверку с условиями договора перед выставлением счета и оформлением первичной учетной документации.

Более сложные варианты: привязка цены к курсам нескольких валют и валютный коридор

Выше мы рассмотрели варианты, когда валютой цены является одна конкретная иностранная валюта. Но на практике встречаются и более сложные случаи. Например, бывают мультивалютные оговорки, которые имеют привязку не к одному, а сразу к нескольким курсам валют, составляющих валютную корзину. Это более сложный вариант с точки зрения математических расчетов, а значит, и с точки зрения формулирования данного условия в договоре (выше риск, что каждая из сторон поймет его по-своему).


В котировках валют СДР обозначаются под кодом «XDR». Котировки СДР по отношению к доллару США, евро, японской иене и британскому фунту стерлингов можно посмотреть на сайте Международного валютного фонда www.imf.org.

Использование СДР. Именно из-за сложности расчетов и формулировок в контрактах больше распространены привязки к «готовому» мультивалютному показателю — Специальным правам заимствования (Special Drawing Rights, сокращенно — SDR или СДР, СПЗ). СДР представляют собой международную условную единицу, используемую Международным валютным фондом (МВФ). Для расчета СДР принимаются курсы доллара США, евро, британского фунта стерлингов и японской иены. По сути, это усредненный показатель на основе валютной корзины четырех ведущих мировых валют. СПЗ имеют регулярные и общепризнанные котировки к национальным валютам, причем не только к тем, которые используются в расчете СДР. В частности, Банк России рассчитывает официальный курс СДР к российскому рублю на основе официального курса доллара США по отношению к рублю (определенного Банком России) и последнего значения курса СДР к доллару США, установленного Международным валютным фондом (п. 4 Положения об установлении и опубликовании Центральным банком РФ официальных курсов иностранных валют по отношению к рублю, утв. Банком России 18.04.06 № 286-П).

Nota bene!

Если денежное обязательство выражено в иностранной валюте или условных денежных единицах, котируемых Банком России, но должно быть оплачено в рублях не по курсу Банка России, то сторонам следует позаботиться о доказательствах этого курса. Иначе в спорной ситуации суд применит курс Банка России (п. 14 информационного письма № 70).

Привязка цены договора к СДР технически (в части формулирования условия) мало чем отличается от привязки к конкретной иностранной валюте. Проще выразить это условие через использование в договоре условных единиц (п. 2 ст. 317 ГК РФ). То есть нужно установить цену договора в условных единицах и указать, что одна условная единица равна одному СДР (разумеется, расшифровав это понятие), а платеж осуществляется в рублях по курсу СДР, установленному Банком России на такой-то день (например, на день платежа).

Потолок для слишком существенного роста курса. Простая привязка цены договора к курсу какой-либо иностранной валюты экономически рискованна для плательщика. Заключая договор, он может исходить из того, что курс этой валюты по отношению к рублю будет колебаться в определенных пределах (например, не больше 70 рублей за один евро), а в реальности этот курс может подняться гораздо выше. Способом защиты от такого риска является установление максимального курса. В равной степени можно защитить и интересы получателя платежа, установив в договоре нижнюю границу курса. Например, возможна такая формулировка: «Стоимость товара составляет 10 000 долларов США. Оплата производится в течение пяти дней с момента поставки товара по официальному курсу, установленному Банком России на день совершения платежа, но не менее 65 рублей и не более 70 рублей за один доллар США».

Валютные оговорки, которые ставят изменение цены договора под условие от колебаний валютного курса

Nota bene!

Привязать платеж к курсу валюты можно также с помощью условных единиц. В одном споре договор содержал интересное условие: размер у. е. определял поставщик в счетах, выставляемых покупателю, но он не мог превышать более чем на 5 процентов курс доллара США, установленный ЦБ РФ на день выставления счета. В то же время договор предусматривал право поставщика пересчитать сумму уже выставленного счета в случае увеличения курса доллара США более чем на 5 процентов со дня выставления счета до дня зачисления денег на счет поставщика. В данном случае после выставления счета курс доллара вырос более чем на 5 процентов и поставщик выставил покупателю новый счет на курсовую разницу. Суд взыскал долг, подтвердив, что условие соответствует пункту 2 статьи 317 ГК РФ (постановление ФАС Уральского округа от 11.08.11 по делу № А07-20249/10).

Бывают валютные оговорки, которые предусматривают пересчет цены и суммы платежа в случае существенного для сторон колебания курса. Уровень существенности колебания курса стороны устанавливают в договоре. Например, это может быть любое изменение курса конкретной валюты более чем на 5 (10, 15 и т. д. — количественный показатель определяют сами стороны) процентов или изменение курса конкретной валюты лишь определенным образом (только падение или только рост на тот количественный показатель, который установили стороны).

В этих случаях валюта цены и валюта платежа совпадают. Однако и цена, и сумма платежа могут измениться, если курс валюты договора существенно изменится по отношению к другой, более устойчивой валюте. В зависимости от того, изменение какого показателя становится основанием для изменения цены и суммы платежа (одна конкретная валюта или сразу несколько валют, в том числе упомянутый выше СДР), такие валютные оговорки бывают прямыми и мультивалютными.

С юридической точки зрения это отлагательное условие для изменения первоначальной цены (п. 1 ст. 157, п. 1 ст. 450 ГК РФ). Цена и сумма платежа изменяются в случае наступления такого обстоятельства, как существенное колебание валютного курса. Пункт 2 статьи 424 Гражданского кодекса прямо допускает изменение цены после заключения договора на условиях, предусмотренных договором.

Очевидно, что в данном случае особое внимание нужно уделить максимально точной формулировке того условия, в зависимость от которого поставлено изменение цены, чтобы исключить его двоякое толкование. К тому же здесь появляется еще один важный аспект: условие о том, как будет изменяться цена — автоматически или по соглашению сторон либо в одностороннем порядке. Неоднозначное понимание этого момента сторонами тоже может привести к спорам.

Примеры формулировок. Например, прямая валютная оговорка может быть сформулирована так: «Цена товара составляет 1 000 000 (один миллион рублей), платеж осуществляется в рублях в течение 30 дней с момента поставки. В том случае, если курс евро к рублю, установленный Банком России на момент осуществления платежа, вырастет более чем на 3 процента по сравнению с курсом евро к рублю, установленным Банком России на дату заключения настоящего договора, соответственно увеличиваются цена договора и размер платежа».

В приведенном примере оговорка защищает интересы только продавца, поскольку предусматривает исключительно возможность повышения цены, но не ее понижения, если курс евро по отношению к рублю вдруг упадет. Но можно, конечно, договориться и о таком варианте, который будет учитывать интересы обеих сторон. Например: «В том случае, если курс евро к рублю, установленный Банком России на момент осуществления платежа, изменится более чем на 3 процента (в сторону повышения или в сторону понижения) по сравнению с курсом евро к рублю, установленным Банком России на дату заключения настоящего договора, то цена договора и сумма платежа изменяются соответственным образом».

Интересный вопрос

По какому курсу рассчитывать сумму иска и пошлину, взыскивая в рублях долг по договору в иностранной валюте, если, согласно договору, сумма должна была пересчитываться в рубли по курсу на день оплаты?

В этом случае сумму долга нужно определять по курсу на день подачи иска и рассчитывать госпошлину исходя из этой суммы. Суд вынесет решение о взыскании долга в рублях по курсу на день платежа, но, даже если этот курс будет больше, чем на день подачи иска, госпошлину пересчитывать и доплачивать не придется (п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 04.11.02 № 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 ГК РФ»). Подробнее об этом — в статье «Долг выражен в иностранной валюте. Какая сумма должна быть указана в иске, решении и исполнительном листе» («Юрист компании», 2014, № 6).

Мультивалютная оговорка с использованием СДР может иметь, например, следующую формулировку: «Цена товара устанавливается в долларах США. Оплата товара производится в российских рублях по официальному курсу Банка России на дату платежа. На момент заключения настоящего договора курс доллара США по отношению к SDR (СДР), установленный Международным валютным фондом, равен 0,708542 (1 USD = 0,708542 SDR). В том случае, если к моменту платежа курс доллара США относительно SDR (СДР) изменится более чем на 5 процентов по сравнению с курсом на день заключения настоящего договора, сумма платежа подлежит пропорциональному изменению без дополнительных соглашений сторон. В указанном случае сумма платежа определяется следующим образом: сумма оплаты в долларах США пересчитывается в SDR (СДР) по курсу Международного валютного фонда, а платеж осуществляют в российских рублях исходя из курса SDR (СДР) по отношению к рублю, установленного Банком России на дату платежа».

Приведенные выше примеры относительно просты, потому что предусматривают пересмотр указанной в договоре цены только на момент платежа. А значит, они отвечают интересам кредитора лишь в случаях, когда речь идет о постоплате (товар уже поставлен, работы выполнены, услуги оказаны). Но что если договор заключается на условиях предоплаты и между платежом и встречным обязательством имеется значительный временной разрыв? В течение этого временного разрыва уже внесенный платеж в рублях может существенно «подешеветь» или, наоборот, «подорожать», исходя из валютного курса, и тогда либо плательщик, либо получатель платежа окажется в проигрыше. Чаще, конечно, речь идет о защите интересов получателя платежа.

В такие договоры обычно включают условие о том, что в случае определенного изменения курса к моменту поставки предоплаченного товара цена изменяется соответствующим образом и продавец выставляет покупателю счет на сумму курсовой разницы.

Порядок изменения цены. Во избежание споров о том, предполагают ли указанные выше оговорки автоматическое изменение цены при наступлении указанного в договоре условия (изменения определенным образом валютного курса) или стороны должны заключить дополнительное соглашение об изменении цены при наступлении указанного в договоре условия, лучше прямо решить этот вопрос в договоре. Например, можно указать, что цена договора и сумма платежа изменяются соответственным образом автоматически и это не требует дополнительных соглашений сторон. Иначе в спорных случаях суд может прийти к выводу о том, что стороны согласовали лишь условие, при наступлении которого цена подлежит пересмотру, а пересмотр требует заключения отдельного соглашения сторон либо обращения в суд (подп. 2 п. 2 ст. 450, п. 2 ст. 452 ГК РФ).

Возможно и такое условие, которое предоставляет право одной стороне в случае изменения курса валюты в одностороннем порядке изменить цену договора, уведомив об этом контрагента. В таком случае важно установить в договоре четкий порядок доведения до контрагента информации о новой цене.

Персональные консультации по учету и налогам

Лучшие ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву. Ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву.



Вопросы и ответы по теме



Совет недели

Если акт от поставщика датирован 2015 годом, но получили вы его только сейчас, расходы можно учесть в текущем периоде. Ведь из-за ошибки налог на прибыль в 2015 году переплатили (п. 1 ст. 54 НК РФ).
  • Налоговый кодекс
  • Гражданский кодекс
  • Трудовой кодекс

Новые документы

Все изменения в законодательстве для бухгалтера


Директор заваливает вас дополнительной работой?

  Результаты

Система Главбух

Профессиональная справочная система для бухгалтеров

Получить демодоступ

Программа Главбух: Зарплата и кадры

Сервис по расчету и оформлению выплат работникам

Попробовать бесплатно


Калькуляторы и справочники


Пока вы были в отпуске

Самые важные события, материалы и изменения в законе


Подписка на рассылки



Наши партнеры

  • Семинар для бухгалтера
  • Практическое налоговое планирование
  • Зарплата
  • Учет в строительстве
  • Юрист компании
  • Кадровое дело
  • Учет.Налоги.Право
  • Документы и комментарии
  • Учет в сельском хозяйстве
  • Коммерческий директор
  • Упрощенка