Журнал, справочная система и сервисы
№24
Декабрь

В свежем «Главбухе»

Какие люди в нашей бухгалтерии!

Подписка
Срочно заберите все!
№24
18 апреля 2016 36 просмотров

Можно ли составить договор,что в случае убытков одна организация отвечает своим имуществом перед другой.

Да, можно.

Так же судебная практика исходит из того, что условия о компенсации затрат, связанных с убытками, вытекающими из наложенных штрафов, являются законными (см. Постановление 18 АСС от 01.04.2014 №№ 18АП-11975/2013, А07-5934/2013). Соответственно, Вы можете включить в договор условия, при которых в случае наступления определённых событий контрагент будет обязан произвести компенсацию Ваших потерь.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Рекомендация. Как получить компенсацию убытков, возникших из-за неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязательств

<…>

«Если контрагент не исполнил свои обязательства либо выполнил их ненадлежащим образом, это может причинить убытки добросовестному участнику гражданского оборота. Эти убытки по общему правилу можно компенсировать за счет нерадивого контрагента – либо во внесудебном порядке (если контрагент не оспаривает сумму убытков), либо в судебном порядке (если контрагент оспаривает факт причинения убытков или их размер).

При возникновении судебного спора истец должен доказать как сам факт причинения убытков, так и их размер. Порой это сделать достаточно сложно. Однако тщательная подготовка к процессу повысит шансы на успех.

Доказывание факта причинения убытков

Чтобы получить от контрагента компенсацию убытков, нужно сначала доказать, что эти убытки имели место. Возмещение убытков – разновидность гражданско-правовой ответственности. Следовательно, чтобы возникло право на компенсацию убытков, необходимо наличие всех условий, при которых наступает гражданско-правовая ответственность*:

1. Противоправное поведение контрагента

Убытки не могут быть причинены правомерными действиями контрагента. Так, если контрагент воспользовался своим правом на односторонний отказ от исполнения договора, то это не может служить основанием для взыскания с него каких-либо убытков, даже если в результате расторжения договора другая сторона понесла какие-либо имущественные потери. А вот если договор или закон запрещает односторонний отказ, в такой ситуации появляются основания требовать возмещенияубытков. Другой пример: если должник по денежному обязательству добросовестно вовремя погашает свой долг перед кредитором, то это не может причинить последнему убытки. Поэтому если стороны договорились об отсрочке платежа и покупатель перечисляет деньги в соответствии с договором, то продавец не может заявить, что эта отсрочка причинила емуубытки. Но если должник нарушил условия договора и погасил свой долг перед контрагентом не вовремя, это может повлечь за собой возникновение убытков.

Следовательно, противоправное поведение контрагента может быть выражено:

  • в неисполнении им условий обязательства (например, не перечислил сумму долга);
  • в ненадлежащем исполнении условий обязательства (например, не вовремя перечислил сумму долга).

Противоправное поведение контрагента может выражаться в различных формах: неуплата денежных средств, повреждение или присвоение чужого имущества, непередача оплаченного товара, самовольное распоряжение чужим имуществом и т. д.

При этом кредитору необходимо обратить особое внимание на фиксацию факта противоправного поведения контрагента. Например, если покупатель не перечислил денежные средства по договору, подтвердить факт неисполнения условий контракта можно с помощью выписки по расчетному счету, полученной в банке кредитора.

Если убытки причинены повреждением чужого имущества, то нужно будет зафиксировать, во-первых, первоначальное состояние имущества, а во-вторых, ненадлежащее состояние имущества после причинения ему ущерба. Подробнее об этом см. Как взыскать с арендатора убытки, вызванные ненадлежащим использованием арендованной недвижимости.

2. Причинение вреда кредитору противоправными действиями контрагента

Одного лишь противоправного поведения не достаточно для возникновения убытков у кредитора. Для этого необходимо, чтобы данным противоправным поведением был причинен вред. Иными словами, у кредитора должны возникнуть неблагоприятные имущественные последствия из-за противоправного поведения должника.

Например, если должник просрочил на три дня оплату долга в 3 тыс. руб. контрагенту, годовой оборот которого исчисляется в десятках миллионов рублей, то это, скорее всего, не повлечет возникновение убытков у кредитора.

Если же организация задолжала своему кредитору несколько миллионов рублей, из-за чего последний не смог приобрести очередную партию товаров для последующего использования в предпринимательской деятельности, и из-за этого последняя на время была приостановлена, то причинение вреда кредитору налицо.

Сложность в том, что на практике может возникнуть множество ситуаций, в которых вывод о наличии или отсутствии вреда не столь очевиден.

При этом нужно учитывать, что вред, причиненный противоправным поведением должника, может быть различного характера (п. 2 ст. 15 ГК РФ):

- реальный ущерб – утрата или повреждение имущества, а также расходы, которые необходимо произвести для восстановления нарушенного права;

Нужно иметь в виду, что если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то по общему правилу расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью. При этом не будет иметь значения тот факт, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Однако суд может уменьшить размер подлежащего выплате возмещения, если ответчик докажет или из обстоятельств дела будет вытекать, что существует иной, более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

Кроме того, нужно учитывать, что уменьшение стоимости имущества истца по сравнению с его стоимостью до нарушения ответчиком обязательства или причинения им вреда будет считаться реальным ущербом даже в том случае, когда оно может непосредственно проявиться лишь при отчуждении этого имущества в будущем (например, утрата товарной стоимости автомобиля, поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия).

Такие разъяснения содержатся в пункте 13 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – постановление Пленума Верховного суда РФ № 25).

- упущенная выгода – неполученные доходы, которые лицо получило бы в обычных условиях при отсутствии нарушения его прав.

Поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с ее возмещением, нужно принимать во внимание, что ее расчет, который представляет истец, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. Это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске.

Такие разъяснения содержатся в пункте 14 постановления Пленума Верховного суда РФ № 25.

Чтобы доказать причинение должником вреда, кредитору достаточно доказать любой из перечисленных видов убытков. При этом кредитору нужно указать размер убытков, которые были ему причинены противоправными действиями должника и которые кредитор просит с должника взыскать.

В отдельных случаях подсчитать точный размер причиненных убытков крайне затруднительно либо вообще не представляется возможным. В таком случае размер возмещаемых убытков суд должен установить с разумной степенью достоверности. При этом суд не может отказать в иске о взыскании убытков лишь по той причине, что истец не доказал точный размер причиненных ему убытков либо их размер не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае суд определяет размер убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

Такие правила установлены в пункте 5 статьи 393 Гражданского кодекса РФ и в абзаце 2 пункта 12 постановления Пленума Верховного суда РФ № 25. Ранее аналогичная правовая позиция была изложена в постановлении Президиума ВАС РФ от 6 сентября 2011 г. № 2929/11.

3. Причинно-следственная связь между противоправным поведением должника и причинением вреда кредитору

Чтобы взыскать с нерадивого должника компенсацию убытков, нужно доказать, что эти убытки возникли именно из-за неисполнения или ненадлежащего исполнения им условий заключенного договора.

Ведь если между убытками кредитора и противоправным поведением должника нет причинной связи, то оснований для взыскания убытков с должника не имеется.

В одних случаях причинная связь очевидна. Например, несогласованная с арендодателем перепланировка помещения неизбежно ведет к возникновению у последнего убытков, связанных с необходимостью привести помещение в первоначальное состояние. В этом случае арендодателю остается только доказать, что он понес соответствующие расходы на приведение объекта аренды в первоначальное состояние.

Пример из практики: арбитражный суд округа взыскал убытки с поставщика, который отказался передавать товар, из-за чего контрагент был вынужден заключить договоры с третьими лицами на поставку аналогичного товара по более высокой цене

Стороны заключили договор контрактации. По условиям договора производитель должен был поставлять сельскохозяйственную продукцию (сырое молоко коровье) заготовителю в течение одного года.

Однако спустя несколько месяцев поставщик получил выгодное предложение от третьего лица (компании «Вимм-Билль-Данн»). В коммерческом предложении указывалось, что оно действительно при условии поставок молока третьему лицу в полном объеме.

После получения более выгодного предложения производитель направил заготовителю уведомление о досрочном расторжении договора. Несмотря на возражения заготовителя о том, что договор не предусматривает права на односторонний отказ от его исполнения, поставщик направил заготовителю повторное уведомление о прекращении действия договора.

Заготовитель после получения второго уведомления заключил договоры на поставку молочной продукции с другими организациями по более высокой цене.

После этого заготовитель предъявил к производителю иск о возмещении убытков, которые возникли из-за невыполнения последним своих обязанностей по поставке товара. По мнению истца, убытки в себя включали реальный ущерб (разница в цене закупленного товара) и упущенную выгоду.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили исковые требования частично, взыскав с ответчика сумму реального ущерба и отказав во взыскании упущенной выгоды.

Ответчик обжаловал принятые судебные акты в порядке кассационного производства в арбитражный суд округа, который указал следующее.

Если поставщик не поставил предусмотренное в договоре количество товаров, покупатель вправе приобрести их у других лиц с отнесением на поставщика всех необходимых и разумных расходов на их приобретение (п. 1 ст. 520 ГК РФ).

Покупатель вправе предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и ценой по сделке, которая была совершена взамен (п. 1 ст. 524 ГК РФ).

Истец представил в материалы дела доказательства факта приобретения у третьих лиц молока по более высокой цене. Суды установили, что между неисполнением со стороны ответчика обязательства по поставке молока и расходами истца на приобретение молока по более высокой, но разумной цене у третьих лиц имеется причинно-следственная связь.

Ответчик не представил доказательств, которые бы подтверждали, что истец приобрел молоко у третьих лиц по цене, не являющейся разумной, а также что истец имел возможность заключить аналогичные договоры с иными контрагентами по более низкой цене.

Суды приняли во внимание, что все основные договоры поставки молока на следующий год заключаются осенью предыдущего года. При этом найти новых поставщиков сырья весной весьма затруднительно.

Поэтому суды правомерно удовлетворили требование о возмещении убытков, которые были причинены истцу в виде разницы между установленной в договоре ценой и стоимостью совершенных сделок.

На основании изложенного арбитражный суд округа оставил обжалованные судебные акты без изменения (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 августа 2014 г. по делу № А13-7787/2013).

В других случаях причинно-следственная связь менее очевидна, и ее удается установить только в ходе длительной судебной тяжбы.

Пример из практики: суд взыскал с ответчика убытки, вызванные его отказом от права пользования земельным участком. По мнению суда, действия ответчика сделали невозможным исполнение истцом своих обязательств по договорам, заключенным истцом во исполнение своих обязательств перед ответчиком

Истец (ООО) обратился в суд с иском к ответчику (департамент строительства и архитектуры) о взыскании убытков.

Согласно материалам дела ответчик поручил истцу заключить от своего имени, но в интересах ответчика (департамента) и за его счет договоры подряда на проведение проектных, строительно-монтажных и иных работ, связанных со строительством административно-торгового здания. Ответчик обязался оформить права на земельный участок, на котором должно было вестись строительство.

Истец во исполнение договора с ответчиком заключил ряд договоров с третьими лицами и произвел оплату по данным договорам. Однако после этого департамент отказался от права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, на котором должно было осуществляться строительство.

Истец полагал, что в результате действий департамента по отказу от права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком он утратил возможность дальнейшего исполнения функций заказчика по строительству объекта и понес в связи с этим убытки.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, исходил из того, что, отказавшись от права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, оформленным под строительство объекта, ответчик нарушил условия заключенного с истцом договора. Данные действия ответчика сделали невозможным исполнение истцом его функций в рамках заключенных с ответчиком договоров. Денежные суммы, перечисленные истцом третьим лицам по вышеуказанным договорам, являются его убытками, которые находятся в прямой причинно-следственной связи с действиями ответчика.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что действия ответчика по отказу от права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком не являются противоправными и не могут рассматриваться как нарушение условий заключенных с истцом договоров. Истец не представил доказательства, свидетельствующие о наличии у истца убытков и причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими у истца неблагоприятными последствиями. Выплаченная истцом сумма не находится в причинно-следственной связи с действиями ответчика и не является теми расходами, которые истец произвел для восстановления нарушенного права.

Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, указав следующее. Строительство административного здания предполагалось на земельном участке, обязанность по оформлению прав на который принял на себя ответчик. После отказа ответчика от прав на спорный земельный участок дальнейшее исполнение истцом своих обязательств оказалось невозможным. При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что отсутствие встречного исполнения от ответчика следует считать основанием возникновения обязанности ответчика по возмещению понесенных истцом убытков (ст. 15393 ГК РФ). Следовательно, истец, исполнивший обязательства по всем договорам и за свой счет, вправе требовать от ответчика возмещения убытков, вызванных тем, что ответчик не исполнил обязанность по оформлению отвода земельного участка для строительства объекта (постановление ФАС Поволжского округа от 7 апреля 2010 г. по делу № А55-12788/2009).

Пример из практики: Президиум ВАС РФ признал правомерным взыскание убытков c бывшего генерального директора, который выдал третьему лицу доверенность с крайне широкими полномочиями

Стороны заключили договор инвестирования, по которому инвестор обязался передать застройщику 100 млн руб. для реконструкции производственного комплекса, а застройщик по завершении реконструкции обязался передать в собственность инвестора часть реконструируемых объектов недвижимости.

От имени застройщика договор подписал В. на основании генеральной доверенности, в которой предусматривались полномочия на заключение любых сделок, а также на подписание от имени общества договоров и любых других документов.

Полученную денежную сумму застройщик передал взаймы третьему лицу по договору займа.

Заемщик во исполнение своей обязанности по договору передал заимодавцу (застройщику) вексель на сумму 100 млн руб. Этот вексель получил все тот же представитель застройщика В. по генеральной доверенности. Впоследствии этот вексель представитель так и не передал самому обществу.

Стороны исполнили договор инвестирования, право собственности на объекты недвижимости было зарегистрировано за инвестором. А уже после того, как договор был исполнен, арбитражный суд признал договор инвестирования недействительным как крупную сделку.

Впоследствии в отношении застройщика была инициирована процедура банкротства.

Конкурсный управляющий застройщика обратился в арбитражный суд с иском к бывшему генеральному директору общества о взыскании убытков в размере 100 млн руб.

В обоснование своих требований истец сослался на то, что генеральный директор выдал доверенность В. на совершение любых сделок от имени общества и подписание любых документов последнего. По мнению истца, такие действия директора являются недобросовестными и неразумными, в результате чего обществу были причинены убытки.

Суды первой и апелляционной инстанций иск удовлетворили.

Суд кассационной инстанции посчитал вывод о неправомерном поведении генерального директора необоснованным и не соответствующим закону, а потому отменил принятые по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суды первой, апелляционной и кассационной инстанций в удовлетворении исковых требований отказали. Суды сослались на то, что истец не доказал противоправный характер действий ответчика, которые привели общество к убыткам, а также причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и причиненными убытками. Кроме того, суды пришли к выводу, что генеральный директор при выдаче доверенности действовал в пределах разумного и допустимого в условиях гражданского оборота, который основывается на предпринимательском риске.

Президиум ВАС РФ с этим не согласился и указал следующее.

Ответчик выдал В. доверенность с объемом полномочий, фактически равным своим. В отсутствие какого-либо обоснования подобные действия единоличного исполнительного органа, которые не обусловлены характером и масштабом хозяйственной деятельности общества, не могут признаваться разумными, то есть соответствующими обычной деловой практике.

В таком случае директор должен доказать, что его действия по передаче своих полномочий другому лицу были добросовестными и разумными, а не ограничиваться формальной ссылкой на то, что у него было безусловное право передавать такие полномочия любому лицу. Однако ответчик в ходе рассмотрения дела не смог пояснить, какие именно деловые цели он преследовал при выдаче такой доверенности.

В заседании Президиума представитель ответчика пояснил, что на момент выдачи доверенности В. являлся конечным бенефициаром общества. Данное обстоятельство суды не исследовали.

Отказывая в удовлетворении требования о взыскании убытков, суды указали, что договор инвестирования признан недействительным. Поэтому общество не лишено возможности истребовать спорное имущество из чужого незаконного владения или заявить иск о реституции.

Однако удовлетворение требования о взыскании убытков с бывшего генерального директора не зависит от того, возможно ли было возместить имущественные потери организации с помощью иных способов защиты гражданских прав, а также от того, была ли признана недействительной сделка, которая причинила убытки юридическому лицу (п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»; далее – постановление Пленума ВАС РФ № 62). Это не касается случаев, когда юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь с помощью иных мер защиты. Однако в данном случае иного возмещения не было.

Если генеральный директор осуществляет свои права недобросовестно или неразумно, он отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки (п. 3 ст. 53 ГК РФп. 5 постановления Пленума ВАС РФ № 62).

На основании изложенного Президиум ВАС РФ отменил обжалованные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При этом Президиум ВАС РФ указал, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, которое расходится с толкованием, содержащимся в принятом постановлении, могут быть пересмотрены по новым обстоятельствам, если для этого нет других препятствий (постановление Президиума ВАС РФ от 21 января 2014 г. № 9324/13).

При доказывании причинно-следственной связи между возникшими убытками и действиями ответчика истцы зачастую допускают следующие ошибки.

1. Усматривают причинную связь в тех ситуациях, где она отсутствует.

Пример из практики: суд отказался взыскать с покупателя убытки, вызванные просрочкой оплаты. По мнению суда, тот факт, что поставщику пришлось взять заем для своей деятельности, никак не связан с просрочкой покупателя

Истец (ООО, поставщик) обратился в арбитражный суд с иском к ответчику (ОАО, покупатель) о взыскании убытков, причиненных неисполнением обязательства по оплате товара по договору поставки.

Суд первой инстанции в иске отказал. Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения. Суды исходили из недоказанности причинно-следственной связи между понесенными убытками и действиями ответчика.

Не согласившись с состоявшимися судебными актами, истец обратился с жалобой в суд кассационной инстанции. В обоснование жалобы истец указал, что неисполнение ответчиком своих обязательств по оплате товара по договору поставки послужило основанием для привлечения истцом заемных средств для погашения задолженности за поставленный товар и приобретения нового товара. Следовательно, в состав убытков должны быть включены проценты за пользование заемными средствами и курсовая разница, которые начислены и уплачены истцом третьему лицу (заимодавцу) в период получения займа и до момента погашения долга ответчиком.

Суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении жалобы и оставил обжалуемые акты без изменения, указав следующее. Истец обратился с иском о взыскании убытков, полагая, что они возникли у него из-за просрочки ответчиком платежа по договору поставки в виде уплаты процентов за пользование заемными средствами и курсовой разницы. В предмет доказывания по искам о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, входят следующие обстоятельства:

  • наличие между сторонами обязательства;
  • неисполнение или ненадлежащее исполнение должником обязательства;
  • наличие убытков;
  • наличие причинно-следственной связи между действиями должника и причиненными кредитору убытками;
  • размер ущерба.

Возмещение убытков – это мера гражданско-правовой ответственности, наступающая при наличии всех необходимых условий. В данном случае это не только подтвержденный размер убытков, но и наступление причинно-следственной связи между действиями ответчика и убытками, возникшими у истца.

В каждом из обязательств (истец – в договоре займа, истец и ответчик – в договоре поставки) стороны являлись независимыми контрагентами, свободными в выборе сторон и условий договора. Каждый из заключенных договоров в силу положений закона не мог повлиять на его исполнение или неисполнение и не предусматривал взаимозависимых или гарантирующих действий для третьей стороны.

Таким образом, отсутствует причинно-следственная связь между уплатой истцом процентов за пользование заемными средствами и курсовой разницы заимодавцу, которую он считает своими убытками, и несвоевременным погашением долга со стороны ответчика. Кроме того, требование истца о взысканииубытков, возникших в связи с уплатой истцом процентов, не подлежит удовлетворению, так как уплата процентов является обязанностью заемщика по договору займа, а не поставщика по договору поставки (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 6 августа 2010 г. по делу № А82-17439/2009).

Пример из практики: суд кассационной инстанции указал на отсутствие причинно-следственной связи между просрочкой сдачи квартир по договору долевого участия со стороны ответчика и возникновением у истца расходов на проживание своих работников, так как договоры на проживание работников истец заключил ранее даты заключения договоров участия в долевом строительстве, а сама по себе аренда жилья для размещения своих работников была для истца обычной практикой

Истец (участник долевого строительства) и ответчик (застройщик) заключили договоры участия в долевом строительстве многоквартирного дома.

Ответчик передал истцу квартиры по акту приема-передачи объектов долевого строительства с пропуском сроков, установленных в договорах.

В связи с данным нарушением истец обратился в арбитражный суд с иском к ответчику о взыскании убытков. Как указал истец, эти убытки он понес в связи с оплатой арендованных жилых помещений для размещения своих работников на время просрочки исполнения договора со стороны ответчика.

Суды первой и апелляционной инстанций в иске отказали.

Суд кассационной инстанции указал следующее.

Лицо, которое требует возмещения причиненных ему убытков, должно доказать факт нарушения ответчиком обязательств, наличие причинно-следственной связи между допущенным нарушением и возникшими у истцаубытками, а также размер убытков.

Между тем причинная связь между расходами, которые понес истец на аренду жилья работникам, и нарушением со стороны ответчика сроков передачи истцу квартир по договорам долевого участия отсутствует.

В договорах долевого участия в строительстве стороны не согласовывали условия, связанные с назначением строящихся квартир для передачи конкретным работникам истца. Из представленных договоров аренды жилых помещений видно, что значительную их часть истец заключил ранее даты заключения договоров участия в долевом строительстве. При этом истец неоднократно заключал дополнительные соглашения к договорам аренды жилых помещений, в том числе в период после подписания сторонами актов приема-передачи помещений. Это также указывает на отсутствие зависимости аренды истцом квартир от выполнения своих обязательств ответчиком по спорным договорам.

Согласно материалам дела истец при осуществлении своей деятельности на протяжении длительного времени приглашал к себе на работу специалистов. Для обеспечения своих работников жильем истец неоднократно заключал договоры аренды жилых помещений. Поэтому нельзя полагать, что указанные в расчете истца граждане были приглашены на работу именно к сроку сдачи квартир по договорам с ответчиком. Истец также не представил доказательств того, что именно сотрудники, для которых снималось жилье по договорам аренды, впоследствии были расселены в переданные ответчиком истцу квартиры.

На основании изложенного суд кассационной инстанции оставил обжалованные судебные акты без изменения (постановление ФАС Центрального округа от 14 марта 2014 г. по делу № А23-1450/2013).

2. Ссылаясь на причинно-следственную связь между действиями ответчиков и наступлением неблагоприятных последствий, вообще не представляют доказательств для подтверждения своих доводов.

Пример из практики: суд кассационной инстанции отказал в иске о возмещении убытков, поскольку истец не представил доказательств в подтверждение причинно-следственной связи между наступлением вреда и действиями ответчика

Индивидуальный предприниматель и муниципальное предприятие заключили договор о предоставлении торгового места на вещевом рынке.

Впоследствии на территории города произошел прорыв дамбы, в результате чего был затоплен рынок муниципального предприятия.

Поскольку прорыв дамбы причинил ущерб имуществу предпринимателя, он обратился в арбитражный суд с иском к муниципальному предприятию и администрации муниципального образования о возмещенииубытков.

В обоснование исковых требований истец указал, что вина ответчиков состоит в ненадлежащем содержании дамбы, которая является источником повышенной опасности. Поскольку ответчики не оповестили истца об опасности и необходимости эвакуации его имущества, это свидетельствует о наличии вины ответчиков в причиненном ущербе. По мнению истца, администрация муниципального образования не осуществляла эксплуатационное содержание и ремонт дамбы, несвоевременно производила расчистку реки. Это привело к прорыву дамбы, затоплению рынка и причинению вреда имуществу истца.

Суды первой и апелляционной инстанций в иске отказали, поскольку истец не доказал причинно-следственную связь между действиями ответчиков и возникшими у истца убытками.

Суд кассационной инстанции указал следующее.

Для привлечения лица к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков необходимо наличие состава правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между этими элементами, а также вину причинителя вреда.

Согласно материалам дела прорыв дамбы произошел в связи с обильным выпадением осадков, которое произошло в короткий промежуток времени и в несколько раз превышало месячные нормы. Доказательства, которые бы подтверждали, что прорыв дамбы обусловлен неправомерными действиями (бездействием) ответчиков (нарушением ими правил эксплуатации дамбы, невыполнением ремонта дамбы, несвоевременной расчисткой реки), на которые ссылается истец, в дело не были представлены.

Довод истца, что администрация муниципального образования должна нести ответственность как владелец источника повышенной опасности вне зависимости от вины, суды правомерно отклонили, поскольку затопление рынка произошло в результате чрезвычайной ситуации, которая была обусловлена опасными природными явлениями.

Поскольку истец не доказал состав правонарушения, необходимый для взыскания убытков, исковые требования удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного суд кассационной инстанции оставил обжалованные судебные акты без изменения (постановление ФАС Северо-Западного округа от 7 марта 2014 г. по делу № А32-16419/2013).

4. Вина причинителя вреда

В предпринимательских отношениях кредитору, как правило, не нужно доказывать вину должника. Дело в том, что в договорных отношениях, возникающих в ходе предпринимательской деятельности, ответственность должника за причинение вреда наступает независимо от наличия вины, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Иными словами, предприниматели несут ответственность не только за виновное нарушение договорных обязанностей, но и за случайное. Например, организация (поставщик) нарушила обязательство по поставке товара по причине нарушения обязательства по передаче ей товара третьим лицом, из-за чего у контрагента этой организации возникли имущественные потери. В данном нарушении вины организации, скорее всего, не имеется, если товар ей самой не был передан другим контрагентом по заключенному договору, а аналогичных товаров в то время на рынке не оказалось. Однако это обстоятельство не является основанием для освобождения организации от ответственности за имущественные потери своего кредитора.

Ответственность вне зависимости от вины может наступать и в иных случаях. Например, в случае причинения вреда из-за недостатков товара (работы, услуги), приобретенных (выполненных, оказанных) в потребительских целях (ст. 1095 ГК РФ).

Если лицо несет ответственность за нарушение обязательства или за причинение вреда независимо от вины, то на него возлагается бремя доказывания обстоятельств, которые являются основанием для освобождения от такой ответственности (абз. 4 п. 12 постановления Пленума Верховного суда РФ № 25).

Если убытки возникли не в связи с предпринимательскими отношениями и без участия граждан-потребителей, то вина – необходимое условие для наступления ответственности. Однако и в этом случае кредитор находится в выгодном положении. Дело в том, что в гражданских правоотношениях вина правонарушителя (причинителя вреда) по общему правилу предполагается. Следовательно, если в споре о взыскании убытков вине должника придается правовое значение, то это означает, что причинитель вреда сам должен доказать отсутствие своей вины в причиненных убытках, то есть принятие им всех возможных мер для недопущения причинения вреда. Кредитору же доказывать вину должника не нужно. Это следует изпункта 2 статьи 401 Гражданского кодекса РФ.

Обоснование

«Виной в гражданском праве следует признавать непринятие правонарушителем всех возможных мер по предотвращению неблагоприятных последствий своего поведения, необходимых при той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру лежащих на нем обязанностей и конкретным условиям оборота» (цит. по: Гражданское право в 4 т. Том I. Общая часть: Учебник/Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2004. С. 608). Таким образом, вина понимается как принятие лицом всех возможных мер для максимального исключения негативных последствий своих действий.

Подробнее см. Вина в предпринимательских отношениях.

Порядок возмещения убытков, возникших из-за неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязательств

Взыскать убытки с контрагента можно двумя способами: внесудебным и судебным.

1. Внесудебный способ, как правило, характеризуется направлением претензии контрагенту, в которой подробно и с приведением соответствующих расчетов указывается размер причиненных убытков, которые, по мнению заявителя, должны быть взысканы с контрагента.

О том, как правильно составить претензию, см. Как составить претензию.

О том, как успешно урегулировать без обращения в суд все имеющиеся разногласия с контрагентом, см. Как успешно решить спор в досудебном порядке.

Если контрагент будет оспаривать факт причинения убытков или их размер, то убытки можно взыскать в судебном порядке.

2. Судебный порядок реализуется путем подачи искового заявления и доказывания в ходе судебного разбирательства каждого из оснований для взыскания убытков и их размера.

Лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения убытков:

  • в полном объеме по общему правилу;
  • в меньшем размере, если это предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 15 ГК РФ).

Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен оказаться в положении, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ).

Если за допущенное нарушение порядка исполнения обязательства были начислены проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) или неустойка (ст. 394 ГК РФ), то убытки по общему правилу возмещаются в части, не покрытой процентами или неустойкой (п. 1 ст. 394 ГК РФ).

Однако в договоре может быть предусмотрено, что убытки взыскиваются в полном объеме сверх неустойки. В этом случае неустойка приобретает штрафной характер, и в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства с должника можно взыскать одновременно и неустойку, и убытки.

В предмет доказывания по искам о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, входят следующие обстоятельства:

  • наличие между сторонами обязательства;
  • неисполнение или ненадлежащее исполнение должником обязательства;
  • наличие убытков;
  • наличие причинно-следственной связи между действиями должника и причиненными кредитору убытками;
  • размер ущерба.

На практике взыскание убытков осложняется тем, что нередко причинно-следственная связь между убытками кредитора и поведением должника отсутствует. Поэтому юристу кредитора помимо подтверждения размера своих убытков особое внимание необходимо уделить именно доказыванию причинной связи между поведением должника и возникшими у кредитора убытками.

Кроме того, если должник нарушил обязательство воздерживаться от совершения определенного действия (т. е. «негативное обязательство»), то кредитор независимо от требования возместить убытки вправе требовать пресечения соответствующего действия, если это не противоречит существу обязательства. Такое требование кредитор может предъявить и в случае, если возникнет реальная угроза нарушения обязательства.

Такие правила установлены в пункте 6 статьи 393 Гражданского кодекса РФ».

<…>

Персональные консультации по учету и налогам

Лучшие ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву. Ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву.





Совет недели

Если акт от поставщика датирован 2015 годом, но получили вы его только сейчас, расходы можно учесть в текущем периоде. Ведь из-за ошибки налог на прибыль в 2015 году переплатили (п. 1 ст. 54 НК РФ).
  • Налоговый кодекс
  • Гражданский кодекс
  • Трудовой кодекс

Новые документы

Все изменения в законодательстве для бухгалтера


Зачем бухгалтеру ОКУН и новый Перечень бытовых услуг?

  Результаты

Система Главбух

Профессиональная справочная система для бухгалтеров

Получить демодоступ

Программа Главбух: Зарплата и кадры

Сервис по расчету и оформлению выплат работникам

Попробовать бесплатно


Калькуляторы и справочники


Пока вы были в отпуске

Самые важные события, материалы и изменения в законе


Подписка на рассылки



Наши партнеры

  • Семинар для бухгалтера
  • Практическое налоговое планирование
  • Зарплата
  • Учет в строительстве
  • Юрист компании
  • Кадровое дело
  • Учет.Налоги.Право
  • Документы и комментарии
  • Учет в сельском хозяйстве
  • Коммерческий директор
  • Упрощенка