Журнал, справочная система и сервисы
№24
Декабрь

В свежем «Главбухе»

Проверьте себя в налогах и учете

Подписка
Срочно заберите все!
№24
30 марта 2015 521 просмотр

Я уволилась с прежнего места работы с 15 04 14 а новый бухгалтер проявила самостоятельность и уволила меня 31 03 14. Я это узнала из справок 2 НДФЛ. Заявление об увольнении я писала от 15 04 14. Что мне предпринять?

Работник имеет право обратиться в суд по спорам об увольнении в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки (ст. 392 ТК РФ). Соответственно, в Вашем случае сроки, которые отсчитываются с момента получения трудовой книжки или подписания приказа, прошли, если Вы получили на руки трудовую книжку или подписали приказ. Месячный срок не отсчитывается с момента получения справки 2-НДФЛ.

Если трудовую книжку работодатель до сих пор не выдал или не ознакомил Вас с приказом, то срок еще течь не начинал. Это означает, что Вы вправе подать в суд с заявлением либо о восстановлении, либо об изменении даты увольнения.

Обоснование данной позиции приведено ниже.

1. Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 05.09.2014 № 33-4732/14

<…>

«Обжалуемым решением исковые требования П. удовлетворены в части. С ГУ МВД РФ по СК в пользу П. взыскана компенсация морального вреда в размере... рублей, а во взыскании компенсации морального вреда с Отдела МВД РФ по гор. Кисловодску отказано. В удовлетворении остальных исковых требований, предъявленных к ГУ МВД РФ по СК и ОМВД РФ по г. Кисловодску: о незаконности приказа об увольнении со службы в связи с нарушением условий контракта, об изменении даты и формулировки увольнения, о выдаче трудовой книжки, о взыскании неполученного заработка - отказано за пропуском срока исковой давности без уважительных к тому причин.

В апелляционной жалобе П. просит решение суда отменить, указав, что суд вразрез с прямым указанием положений ТК РФ неверно трактуя содержание ч. 1 ст. 392 ТК РФ, неправомерно сузил категорию споров, для которой установлен особый срок. Суд пришел к выводу о том, что под спорами об увольнении закон понимает только лишь споры о восстановлении на работе, а все остальные споры, не связанные с восстановлением на работе являются иными индивидуальными трудовыми спорами, срок для которых составляет три месяца со дня, когда лицо узнало о нарушении своего права. При этом Кисловодский городской суд посчитал, что данное ограничение установлено Постановлением Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ", в п. 3 которого указано, что по спорам о восстановлении на работе применяется месячный срок оспаривания с момента выдачи копии приказа или трудовой книжки. Таким образом, основываясь на неверной трактовке закона и понимании разъяснений Верховного Суда, суд пришел к неправильному выводу о том, что в рассматриваемом деле по иску П. о признании приказа об увольнении незаконным, спора об увольнении нет, поскольку истец не просит восстановить его на работе. Данные обстоятельства не позволяют исчислять срок давности обращения в суд с момента ознакомления с приказом. Кроме того, вывод суда был сделан при одновременном установлении факта нарушения работодателем порядка ознакомления работника с приказом об увольнении, который был предоставлен П. в лишь в судебном заседании. Вывод суда о пропуске срока давности на обращение в суд является необоснованным даже при условии, что в рассматриваемом гражданском деле необходимо применять именно трехмесячный срок, истечение которого начинается с момента, когда лицо узнало о нарушенном праве. Исчисление трехмесячного срока давности должно быть начато в день получения сообщения из МВД. Доказательств того, что П. ранее знал или должен был знать о том, что уволен по нереабилитирующим основаниям, в суд не представлено. По мнению суда, о злоупотреблении правом работника, приведшим к увеличению сроков с момента нарушения прав до дня обращения в суд, свидетельствует: отсутствие П. на рабочем месте после написания рапорта об увольнении; отсутствие П. по месту жительства, что препятствовало его розыску для вручения документов об увольнении; непредставление П. трудовой книжки при устройстве на работу в ГОВД г. Кисловодска, в связи с чем сегодня ее невозможно выдать; отсутствие добросовестности и разумности при увольнении, в связи с чем П. не был ознакомлен с приказом об увольнении. Ни один из приведенных судом доводов о злоупотреблении правом работника, приведшим к увеличению сроков с момента нарушения прав до дня обращения в суд, не соответствует действительности и не имеет в своей основе письменных материалов гражданского дела*. Вывод о том, что П. покинул рабочее место после написания рапорта об увольнении, а именно 15.07.2005 г., опровергается письменными материалами гражданского дела. Показания свидетелей являются недостоверными, поскольку все свидетели в настоящее время являются сотрудниками МВД РФ и могут претерпеть ухудшение своего служебного положения в случае, если их показания не будут соответствовать позиции работодателя. Вывод суда об организации ГОВД г. Кисловодска розыска П., а также о перемене П. места жительства, в целях злоупотребления своими правами, не соответствуют действительности. Кроме того, суд при мотивировке решения о компенсации морального вреда оценил действия ГУ МВД РФ по СК и ГОВД по г. Кисловодску, связанные с невручением приказа об увольнении как незаконное бездействие, указывая, что действенных мер, направленных на ознакомление П. с приказом об увольнении предпринято не было. При таких обстоятельствах, когда судом установлены незаконные действия со стороны работодателя, говорить о злоупотреблении правом со стороны работника нельзя. Отсутствие трудовой книжки П. в его личном деле, за сохранность которого отвечает работодатель, интерпретировано судом как нарушение самого П., который якобы не предоставил ее при поступлении на службу. Однако, вероятность того, что трудовая книжка была потеряна работодателем, на чем настаивал сам П., не только не опровергнута доказательствами противоположной стороны, но и не рассматривалась вовсе. Вывод об отсутствии добросовестности и разумности в действиях П. при увольнении является надуманным. Суд ставит в вину П. бездействие, выразившееся в том, что он не предпринял мер к получению приказа об увольнении. Однако суд не учел того, что П. написал рапорт об увольнении по собственному желанию и был уверен, что уволен по этому основанию, в связи с чем оспаривать свое увольнение не собирался и в получении приказа об увольнении не нуждался. Более того, закон не возлагает на работника обязанности получения приказа об увольнении у работодателя, который фактически является внутренним документом организации. Для работника принципиальное значение имеет лишь трудовая книжка. В судебное заседание была представлена выписка из приказа об увольнении П., в которой указано, что в отношении П. в рамках процедуры увольнения проводилась служебная проверка. Ответчик не смог предоставить материалы служебной проверки, в суде, не подтвердил, что П. был с ней ознакомлен. В связи с тем, что требования о взыскании морального вреда были заявлены в связи с незаконным увольнением, суд неправомерно взыскал моральный вред ввиду нарушений порядка ознакомления работника с приказом об увольнении. Кроме того, суд неправомерно сделал выводы о том, что на требования о взыскании морального вреда сроки давности не распространяются. Размер морального вреда, взысканный судом, не соответствует моральным и нравственным страданиям истца.

В апелляционной жалобе ГУ МВД РФ по СК просит решение суда в части удовлетворенных исковых требований отменить, ссылаясь на тог, что истцом не предоставлены доказательства причинения ему морального вреда действиями сотрудников ОВД по г. Кисловодску и ГУВД по СК. Истцом в иске не обоснован факт причинения ему морального вреда, размер компенсации морального вреда не подтвержден истцом никакими доказательствами по делу. Физические и нравственные страдания истцом ни чем не доказаны и не подтверждены, что в силу ст. 56 ГПК РФ является обязанностью истца.

Возражения на апелляционные жалобы не поступили.

Исследовав материалы гражданского дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, заслушав представителей П. - адвоката Кононову Н.В. и представителя по доверенности К.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы П. и возражавших в удовлетворении доводов апелляционной жалобы ГУ МВД РФ по СК, представителя ГУ МВД России по СК - У., поддержавшего доводы апелляционной жалобу Главного Управления МВД РФ по СК и полагавшего несостоятельными доводы апелляционной жалобы истца, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционных жалоб, судебная коллегия считает, что доводы апелляционной жалобы ГУ МВД России по СК подлежат удовлетворению, а решение суда - отмене в этой части, а доводы апелляционной жалобы П. не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и правильно установлено судом, 08.04.2005 года истцом П. был заключен контракт о службе в органах внутренних дел сроком на 5 лет в условиях, установленных действующим законодательством о прохождении службы в органах внутренних дел.

Из рапорта П. от 15.07.2005 года следует, что он просил уволить его со службы по собственному желанию и, исходя из резолюций на рапорте, начальники МОБ, ОК и Кисловодского ГОВД были согласны с этим.

Согласно представлению к увольнению П. уволен по ст. 19 ч. 7 п. "д" Закона РФ "О милиции" в связи с нарушением им условий контракта.

Приказом ГУВД СК от 30.07.2005 года N 717 л/с П. уволен из ОВД г. Кисловодска по ст. 19 ч. 7 п. "д" с 01.08.2005 года. Основанием к увольнению явился его рапорт от 15.07.2005 года, заключение служебной проверки по факту нарушения условий контракта от 18.07.2005 года.

Из ответа от 31.01.2014 года из МВД РФ (Департамент государственной службы и кадров) на имя П. указано, что прием его на службу в органы внутренних дел считается нецелесообразным, поскольку П. дважды увольнялся из органов внутренних дел, причем в 2005 году прослужил менее 5 месяцев и был уволен по п. "д" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции". За период службы в органах внутренних дел трижды привлекался к дисциплинарной ответственности, имеет среднее профессиональное образование не соответствующее направлению деятельности.

28.02.2014 года П. обратился в суд с настоящим иском.

В ходе рассмотрения данного спора от ответчиков ГУ МВД РФ по СК и отдела МВД России по г. Кисловодску в суд поступили заявления об отказе в удовлетворении заявленных требований в связи с истечением срока исковой давности.

Ст. 392 ТК РФ закрепляет условия, порядок и сроки для обращения работников в суд и призвана гарантировать им возможность реализации права на индивидуальные трудовые споры (ст. 37 ч. 4 Конституции Российской Федерации).

Предусмотренные ч. 1 данной статьи сроки для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора являются более короткими по сравнению с общим сроком исковой давности, установленным гражданским законодательством. Однако такие сроки, выступая в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, не могут быть признаны неразумными и несоразмерными, поскольку направлены на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника и по своей продолжительности являются достаточными для обращения в суд. В частности, установив месячный, а не более продолжительный срок для обращения в суд по делам об увольнении, законодатель учитывал как интерес работодателя, связанный с необходимостью укомплектовать штат работников, так и интересы нового работника, занявшего спорную должность и подлежащего увольнению в случае удовлетворения иска прежнего работника о восстановлении на работе.

Разрешая заявленные исковые требования и отказывая в их удовлетворении в части признания незаконным приказа об увольнении со службы в связи с нарушением условий контракта, об изменении даты и формулировки увольнения, о выдаче трудовой книжки и взыскании недополученного заработка, суд первой инстанции сослался на отсутствие согласования его увольнения со службы по собственному желанию, пропуск истцом срока исковой давности без уважительных причин.

Указанный вывод суда о пропуске истцом срока исковой давности, по мнению судебной коллегии, является обоснованным, принятым на основании оценки имеющихся в деле доказательствах, представленных сторонами спора в условиях состязательности гражданского процесса, при правильном применении норм материального права.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

На основании ст. 84-1 ТК РФ при прекращении трудового договора работодатель обязан выдать работнику в день увольнения трудовую книжку и по письменному заявлению работника копии документов, связанных с работой, в частности копию приказа об увольнении с работы. Таким образом, получение работником копии приказа об увольнении зависит от его желания. Месячный срок для обращения в суд начинает исчисляться на следующий день после увольнения работника. В связи с изложенным доводы апелляционной жалобы истца в указанной части нельзя признать обоснованными.

Поскольку при разрешении спора о признании увольнения незаконным и об изменении формулировки причины увольнения суд проверяет законность увольнения работника, то есть рассматривает по существу спор об увольнении, то к указанным спорам подлежит применению месячный срок, установленный ст. 392 ТК РФ, вне зависимости от того, заявлялось ли работником требование о восстановлении на работе. Из исковых требований следует, что П., в том числе, просил изменить формулировку причин увольнения, а потому, срок исковой давности для обращения в суд надлежит исчислять в 1 месяц, о чем обоснованно указано в апелляционной жалобе. Вместе с тем, это обстоятельство не приводит к отмене решения суда, вынесенного по вышеуказанному основанию.

Кроме того, отказывая в иске, суд в мотивировочной части сослался на злоупотребление истцом своими трудовыми правами, о чем свидетельствует поведение работника не появившегося на службе в период увольнения, так и в течение 8 лет после этого. Как следует из материалов гражданского дела истец П., уволенный в 2005 году, обратился в суд с настоящим иском в 2014 году, ссылаясь на то, что работодатель не выдал ему в предусмотренный законом срок трудовую книжку, а он (истец) был уверен, что уволен со службы в милиции по собственному желанию. Вместе с тем, при подписании 08.04.2005 года контракта о службе в органах внутренних дел (при том, что ранее истец служил в органах милиции), П. согласился с условиями досрочного расторжения контракта (п. 5), который не содержал в своем тексте возможности увольнения по собственному желанию. Его рапорт об увольнении адресован начальнику ГУВД СК, что свидетельствует о том, что истец знал порядок увольнения. На рапорте отсутствует согласие начальника либо и.о. начальника ГУВД СК о согласии на увольнение истца по собственному желанию. После прекращения службы истец, в отсутствие трудовой книжки, устроился на работу с 11.03.2006 года в ЧОП "Лидер", куда его приняли без трудовой книжки, так как знали, что он работал в милиции и где он получил новую трудовую книжку, на что указал сам истец (протокол судебного заседания на л.д. 79). При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно сослался на то, что ни в день увольнения, ни в разумный срок после увольнения истец не обратиться к работодателю по поводу получения трудовой книжки или копии приказа об увольнении. Из показаний свидетелей Д., Я., Щ. следует, что по указанному в личном деле домашнему адресу П. не проживал, выбыл в неизвестном направлении, а потому вручить ему копию приказа или направить трудовую книжку не представилось возможным. При исследовании судом личного дела П. установлено, что в нем отсутствуют сведения о наличии у него на момент поступления в ОВД г. Кисловодска трудовой книжки и о ее передаче с личным делом из Наурского ОВД либо сведений о выдаче ее истцу в названном ОВД. Указанные обстоятельства, изложенные в мотивировочной части решения, обоснованно расценены судом как злоупотребление правом и, с данным выводом судебная коллегия согласна, поскольку в силу положений ст. 10 ГК РФ как злоупотребление правом может быть квалифицировано любое "заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав".

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия полагает, что по материалам дела имеются объективные данные, свидетельствующие об отсутствии у истца препятствий для реализации в полном объеме предусмотренного законом права обращения за судебной защитой, в связи с чем вывод суда об отказе в удовлетворении исковых требований по мотивам пропуска последним без уважительных причин срока обращения в суд и злоупотребления правом является обоснованным. Поэтому доводы апелляционной жалобы П. в указанной части нельзя признать состоятельными.

Доводы апелляционной жалобы П. о том, что показания свидетелей являются недостоверными, поскольку все свидетели в настоящее время являются сотрудниками МВД РФ и могут претерпеть ухудшение своего служебного положения в случае, если их показания не будут соответствовать позиции работодателя, являются надуманными, не подтвержденными никакими доказательствами, а потому удовлетворению не подлежат.

Вместе с тем, взыскивая в пользу истца компенсацию морального вреда в размере... руб., суд первой инстанции в обоснование этого указал на то, что работодатель не ознакомил П. с приказом об увольнении, чем допустил незаконное бездействие.

Однако, по мнению судебной коллегии, данный вывод нельзя признать правильным, поскольку из существа заявленного иска следует, что истец заявил требования о компенсации морального вреда в связи с его незаконным увольнением, а не в связи с нарушением порядка ознакомления работника с приказом об увольнении. Об этом же истец указал в апелляционной жалобе.

Согласно ч. 1 ст. 151 ГК РФ под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания. В соответствии с ч. 1 ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размере, определяемом соглашением сторон трудового договора. По смыслу указанной нормы в случае нарушения работодателем прав и законных интересов работника возникновение у последнего нравственных страданий презюмируется, т.е. не требует дополнительного доказывания. Предмет доказывания сводится в данном случае к доказыванию характера и объема наступивших последствий, вызванных физическими либо нравственными страданиями лица, что способно повлиять на размер денежной компенсации.

Обязанность работодателя возместить работнику моральный вред наступает при причинение работнику физических и (или) нравственных страданий; совершение работодателем виновных неправомерных действий или бездействия; наличие причинной связи между неправомерными виновными действиями (бездействием) работодателя и физическими и (или) нравственными страданиями работника.

В п. 9 ст. 394 ТК РФ установлено, что суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного работнику в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу.

Согласно разъяснений, изложенных в абз. 3 п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 года N 6), моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с потерей работы, временным ограничением или лишением каких-либо прав. Соответственно, работодатель обязан компенсировать работнику моральный вред, причиненный вследствие незаконного увольнения, неправомерного перевода на другую работу, применения дисциплинарного взыскания и т.д.

Из обжалуемого решения следует, что в удовлетворении исковых требований П. о признании незаконным приказа об увольнении со службы, изменении даты и формулировки увольнения отказано по вышеизложенным основаниям. В связи с этим правовых оснований к удовлетворению исковых требований о компенсации морального вреда по делу не имелось. А требований о взыскании с ответчиков компенсации морального вреда в связи с неознакомлением истца с приказом об увольнении, последним не заявлялось.

В данном случае, в нарушение положений ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд первой инстанции вышел за пределы исковых требований, не сославшись при этом на федеральный закон, позволяющий в данном случае такое процессуальное действие. Данное обстоятельство является основанием к отмене решения в указанной части, поскольку в указанной норме процессуального закона отражен один из важнейших принципов гражданского процесса - принцип диспозитивности. По общему правилу судья выносит решение только по заявленным участвующими в деле лицами требованиям. Суд не может самостоятельно, по собственной инициативе изменить предмет и размер заявленных требований лиц, участвующих в деле, либо обязать их совершить эти действия. Деятельность суда заключается в даче правовой оценки заявленным требованиям лица, обратившегося за защитой, и в создании необходимых условий для объективного и полного рассмотрения дела.

В связи с изложенным доводы апелляционной жалобы П. и апелляционной жалобы ГУ МВД РФ по СК в указанной части являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

Остальные доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с судебным решением и влекут к переоценке доказательств, оцененных судом первой инстанции, не содержат фактов, которые не были бы проверены и учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на обоснованность и законность решения либо опровергали выводы суда первой инстанции в связи, с чем являются несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения.

С учетом изложенного, а также того, что с заявлением о восстановлении пропущенного срока по данным требованиям истец в суд не обращался, каких-либо доказательств, подтверждающих наличие обстоятельств, препятствующих обжалованию оспариваемого приказа в суд в установленный законом срок, не представил, у суда имелись основания для применения последствий пропуска срока и отказа в удовлетворении иска».

<…>

2. Определение Московского городского суда от 25.10.2013 № 4г/7-10078/13

<…>

«В судебном заседании установлено, что 02 августа 2012 года работодателем был издан приказ о предоставлении истцу ежегодного оплачиваемого отпуска продолжительностью 9 календарных дней в период с 06 августа 2012 года по 14 августа 2012 года, а также приказ от 02 августа 2012 года об увольнении К.Т.К.

Отказывая К.Т.К. в иске о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, суд правильно исходил из того, что истец обратилась в суд с вышеуказанными требованиями по истечении срока, установленного ч. 1 ст. 392 ТК РФ, согласно которой работник имеет право обратиться в суд по спорам об увольнении в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки, тогда как стороной истца суду не представлено доказательств уважительности пропуска срока обращения в суд за защитой нарушенного права. При этом, как усматривается из представленных документов, срок обращения в суд подлежит исчислению с 05 сентября 2012 года, со дня ознакомления истца с приказом, тогда как с настоящими исковыми требованиями К.Т.К. обратилась в суд 16 октября 2012 года.

Довод К.Т.К. о том, что изначально за защитой своих трудовых прав истец обратилась в Симоновский районный суд г. Москвы с нарушением правил подсудности, являлся предметом оценки суда первой и апелляционной инстанции, однако уважительной причиной пропуска срока для обращения в суд по п. 1 ст. 392 ТК РФ признан не был.

Довод жалобы о том, что судом исчислен месячный срок на обращение в суд с момента ознакомления истца с приказом с 05 сентября 2012 года, тогда как в силу ст. 392 ТК РФ срок обращения в суд начинает течь с момента вручения копии приказа об увольнении или выдачи трудовой книжки, не может повлечь отмену состоявшихся по делу судебных постановлений, поскольку по смыслу ст. 84.1 ТК РФ с приказом работодателя о прекращении трудового договора работник должен быть ознакомлен под роспись и по требованию работника работодатель обязан выдать ему надлежащим образом заверенную копию указанного приказа. Таким образом, К.Т.К., будучи ознакомленной с приказом об увольнении 05 сентября 2012 года, не лишена была возможности в тот же день потребовать предоставления ей его копии*.

Более того, довод К.Т.К. о том, что срок для обращения в суд ею не пропущен, не может служить основанием для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений, поскольку правомерность увольнения К.Т.К. была проверена судом, который каких-либо нарушений действующего трудового законодательства со стороны ответчика при увольнении истца не установил.

Так суд исходил из того, что ответчик был вправе уволить истца в период временной нетрудоспособности, поскольку в данном случае К.Т.К. написала заявление об увольнении по собственному желанию, тогда как в силу ст. 81 ТК РФ увольнение работника не допускается в период временной нетрудоспособности только по инициативе работодателя.

Довод кассационной жалобы о том, что К.Т.К. была уволена с 14 августа 2012 года, а не с 15 августа 2012 года, не может быть признан состоятельным, поскольку при увольнении по собственному желанию днем увольнения считается последний день отпуска.

Отказывая К.Т.К. в удовлетворении иска об отмене приказа от 02 августа 2012 года, суд обоснованно исходил из того, что до 14 августа 2012 года от истца не поступало заявления об отзыве заявления об увольнении. При этом судом учтено, что на место К.Т.К. в порядке перевода был приглашен другой сотрудник.

Отказывая К.Т.К. в иске о восстановлении на работе, суд пришел к правильному выводу о том, что процедура увольнения был произведена с соблюдением требований ст. 84.1 ТК РФ.

Указание в кассационной жалобе на то, что приказ о предоставлении К.Т.К. отпуска принят до приема истца на работу, поскольку приказ датирован 02 августа 2011 года, тогда как истец была принята на работу 11 ноября 2011 года, в связи с чем не имеет юридической силы, не может повлечь отмену состоявшихся по делу судебных постановлений, поскольку неверно указанная дата составления приказа является явной опиской. Как усматривается из приложенной к кассационной жалобе копии приказа, К.Т.К. был предоставлен отпуск с 06 августа по 14 августа 2012 года, о чем она лично была ознакомлена под роспись.

Учитывая, что суд правомерно отказал К.Т.К. в удовлетворении исковых требований о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, суд обоснованно не усмотрел оснований для удовлетворения иска о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, при этом исходил из того, что данное требование производно от основного иска об оспаривании законности увольнения.

Выводы, приведенные в решении суда и апелляционном определении, мотивированы и в кассационной жалобе по существу ничем не опровергнуты.

Доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, свидетельствующих о существенных нарушениях судами норм материального и процессуального права.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены судебных актов».

<…>

3. Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 16.07.2013 № 33-3378/13

<…>

«Доводы истца о том, что он не обращался в суд с иском о восстановлении на работе, так как не получил копию приказа об увольнении, являются необоснованными, поскольку начало течения срока обращения работников в суд по спорам об увольнении статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, связывается с моментом вручения работнику копии приказа об увольнении либо со днем выдачи ему трудовой книжки. Срок начинает течь с момента выполнения любого из этих условий, для начала его течения закон не требует обязательного вручения и приказа, и трудовой книжки*.

Ссылка представителя истца на статью 62 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1 (с последующими изменениями и дополнениями), является безосновательной.

Указанной статьей Положения установлено, что сотрудник органов внутренних дел имеет право в месячный срок со дня вручения приказа об увольнении обжаловать его в суд.

Федеральный закон Российской Федерации от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции" и указанное Положение не регламентируют порядок и сроки обращения сотрудников полиции в суд за разрешением споров, возникающих из отношений по службе в органах внутренних дел. На эти отношения распространяются нормы трудового законодательства, в том числе статья 392 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающая сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Истец, ознакомившись с уведомлением об увольнении "" года, выпиской из приказа об увольнении и получив трудовую книжку "" года, знал об основаниях произведенного работодателем увольнения. Описка, допущенная в выписке из приказа об увольнении в указание месяца "сентябрь" вместо "октябрь" не препятствовала своевременному обращению Р. в суд с иском о восстановлении на работе. Факт того, что увольнение произошло именно "" года и в этот же день ему выдали трудовую книжку, истцом в исковом заявлении, а также в судебном заседании не оспаривался.

Согласно части 3 статьи 392 ТК РФ суд может восстановить пропущенный срок обращения в суд только в том случае, если пропуск срока был вызван уважительными причинами.

В качестве уважительных причин пропуска указанного срока, исходя из разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (пункт 5 Постановления), могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие работнику своевременно обратиться в суд.

Из части 3 статьи 392 ТК РФ и статьи 56 ГПК РФ следует, что уважительность причин пропуска срока обращения в суд в настоящем споре доказывается истцом.

Вместе с тем каких-либо доказательств с бесспорностью свидетельствующих об обстоятельствах, препятствовавших истцу своевременно (с "" года по "" года) обратиться в суд за разрешением спора об увольнении и подтверждающих наличие уважительных причин пропуска срока, истцом ни в суд первой инстанции, ни в апелляционную инстанцию не представлено.

Все установленные выше обстоятельства дела дают основания для вывода о том, что каких-либо объективных препятствий к подаче в установленный срок иска по спору об увольнении, у истца не имелось, и при желании, он имел реальную возможность в установленный срок обратиться в суд, однако этого не сделал без уважительных причин.

При таких данных отсутствуют основания для признания уважительными причинами пропуска срока обращения в суд, а соответственно и для восстановления пропущенного срока.

Исходя из абзаца 2 части 6 статьи 152 ГПК РФ и разъяснений названного выше Пленума Верховного Суда Российской Федерации (пункт 5 Постановления), суд, установив, что срок обращения в суд пропущен без уважительных причин, принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

Принимая во внимание, что данных, свидетельствующих об уважительности причин пропуска упомянутого срока, суду не представлено и в материалах дела не имеется, судебная коллегия находит иск о восстановлении на работе и вытекающие из него требования об оплате времени вынужденного прогула и о взыскании компенсации морального вреда не подлежащими удовлетворению, так как пропуск срока обращения в суд является самостоятельным основанием для принятия судом решения об отказе в иске.

В связи с отказом в удовлетворении исковых требований оснований для взыскания судебных расходов не имеется».

<…>

4. Апелляционное определение Тульского областного суда от 28.05.2012 № 33-1343

<…>

«Представитель ответчика ООО "Р." просила суд отказать в удовлетворении исковых требований ввиду их необоснованности, а также ввиду пропуска истцом без уважительных причин срока на обращение в суд с иском о восстановлении на работе, поскольку с приказом об увольнении К. ознакомлена в день увольнения 31.10.2011 г., однако от подписи об ознакомлении и от получения копии приказа об увольнении отказалась. Срок на обращение в суд с иском о восстановлении на работе истек 01.12.2011 г.

<…>

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

Как разъяснено в п. 3 Постановления от 17.03.2004 г. N 2 Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 г. N 63, от 28.09.2010 г. N 22) заявление работника о восстановлении на работе подается в районный суд в месячный срок со дня вручения ему копии приказа об увольнении или со дня выдачи трудовой книжки, либо со дня, когда работник отказался от получения приказа об увольнении или трудовой книжки, а о разрешении иного индивидуального трудового спора - в трехмесячный срок со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Установив, что 31.10.2011 г. истец узнала об увольнении, но отказалась от получения копии приказа об увольнении, а с иском о признании увольнения незаконным и о восстановлении на работе обратилась в суд лишь 24.01.2012 г. (т. 1 л.д. 58), суд первой инстанции, ссылаясь на положения ст. 392 ТК РФ, пришел к правильному выводу о том, что истцом пропущен месячный срок для обращения в суд с заявлением о восстановлении на работе*. Уважительных причин пропуска этого срока по делу не установлено.

Доводы апелляционной жалобы о том, что срок обращения в суд с заявлением о восстановлении на работе не пропущен, т.к. К. получила по почте 29.12.2011 г. копию приказа об увольнении, после чего 24.01.2012 г. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе, нельзя признать состоятельными, поскольку срок обращения в суд с заявлением о восстановлении на работе обоснованно исчислялся судом первой инстанции со дня отказа К. от получения копии приказа об увольнении, а не со дня, когда она получила копию приказа об увольнении по почте.

Дата направления работодателем в адрес К. копии приказа об увольнении и дата получения ею этого документа правового значения не имеют, поскольку, как указано выше, суд установил, что об увольнении истец К. узнала 31.10.2011 г».

<…>

5. Определение Верховного Суда РФ от 30.06.2006 № 64-Г06-10

<…>

«Вместе с тем, вывод суда о пропуске истицей без уважительных причин пропуска срока обращения в суд нельзя признать правомерным, поскольку суд исчислял этот срок с момента выдачи трудовой книжки истице, которая была ею получена до увольнения 31 января 2006 года. В то же время копия приказа об увольнении истице не вручалась, трудовые отношения с ней были прекращены 2 февраля 2006 года. При таких данных и учитывая положения ст. 392 Трудового кодекса РФ срок обращения в суд за защитой нарушенного права следует исчислять с момента прекращения трудовых отношений. По делу установлено, что Михайлова И.Л. обратилась в суд с иском 2 марта 2006 года, то есть в пределах месячного срока со дня увольнения*».

<…>

Персональные консультации по учету и налогам

Лучшие ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву. Ответы специалистов по налогообложению, бухгалтерскому учету и праву.





Совет недели

Если акт от поставщика датирован 2015 годом, но получили вы его только сейчас, расходы можно учесть в текущем периоде. Ведь из-за ошибки налог на прибыль в 2015 году переплатили (п. 1 ст. 54 НК РФ).
  • Налоговый кодекс
  • Гражданский кодекс
  • Трудовой кодекс

Новые документы

Все изменения в законодательстве для бухгалтера


Какие отчеты руководитель просит Вас сделать в Excel чаще всего?

  Результаты

Система Главбух

Профессиональная справочная система для бухгалтеров

Получить демодоступ

Программа Главбух: Зарплата и кадры

Сервис по расчету и оформлению выплат работникам

Попробовать бесплатно


Калькуляторы и справочники


Пока вы были в отпуске

Самые важные события, материалы и изменения в законе


Подписка на рассылки



Наши партнеры

  • Семинар для бухгалтера
  • Практическое налоговое планирование
  • Зарплата
  • Учет в строительстве
  • Юрист компании
  • Кадровое дело
  • Учет.Налоги.Право
  • Документы и комментарии
  • Учет в сельском хозяйстве
  • Коммерческий директор
  • Упрощенка